Будет ли похищен в России еще один беженец?

2 ноября 2012 г. должен выйти на свободу гражданин Таджикистана Исмон Азимов, требуемый к выдаче таджикскими правоохранительными органами по обвинениям в антигосударственной деятельности. Он уже год содержится в спецприемнике для иностранных граждан, подлежащих выдворению – туда его вместо освобождения "определили" российские власти после предыдущего года, проведенного в СИЗО, когда истек максимальный срок содержания его под стражей с целью экстрадиции.

В отношении Азимова вступили в силу уже 2 решения о принудительном возвращении в Таджикистан – постановление Генпрокуратуры РФ о его выдаче и решение суда об административном выдворении. Однако ни то, ни другое не может быть исполнено из-за применения Европейским Судом обеспечительной меры по Правилу 39 Регламента Суда, в соответствии с которой российским властям указано, что заявитель не должен быть перемещен с территории России до рассмотрения его дела в Суде, либо до дальнейших указаний.

Учитывая недавнее исчезновение в Волгограде другого гражданина Таджикистана, находившегося в практически аналогичных обстоятельствах – Абдулвоси Латипова, – Азимов и его защитники опасаются, что после освобождения он может быть похищен и принудительно вывезен на родину. В связи с этим, Исмон повторяет то, что уже неоднократно заявлял: ни при каких условиях он не намерен возвращаться в Таджикистан. Он убежден, что там его ожидают пытки на следствии по сфабрикованному обвинению и несправедливый суд, в результате которого он будет безвинно осужден на многие годы лишения свободы. Зная о том, что всех его земляков, ранее похищенных из России, впоследствии вынуждали подписать явки с повинной, Исмон утверждает, что, в случае его исчезновения здесь и последующего появления в Таджикистане, объявленного властями "добровольным", подобную "явку" надлежит расценивать как несомненный результат жесткого принуждения. Опасения Азимова небезосновательны: по сообщениям Amnesty International, его земляка Ильхома Исманова, осужденного на родине в рамках того же уголовного дела, по которому проходит он сам, пытали во время следствия, добиваясь, среди прочего, ложных показаний против Исмона.

****

33-летний Исмон Азимов – младший брат одного из участников Объединенной таджикской оппозиции (ОТО) времен гражданской войны в Таджикистане, который был там дважды осужден за попытку свержения конституционного строя, несмотря на нашумевшее "национальное примирение" и амнистию участников ОТО. По словам Исмона, с тех пор и он сам, и вся семья оппозиционера подвергались давлению со стороны правоохранительных органов – они жили в постоянном страхе, ночные обыски были обыденным делом.

Начиная с 2002 г., Исмон большую часть времени жил в России, где чувствовал себя в относительной безопасности. В Москве и ближайшем Подмосковье он торговал сухофруктами, которые его семья выращивала в Таджикистане, и ежегодно ездил домой собирать урожай. В одну из таких поездок он получил свидание с братом, который и рассказал ему, что подвергался жестоким пыткам в ходе предварительного следствия.

В 2008 г. Азимов присоединился к сторонникам таджикской оппозиционной партии "Ватандор", которая стремится к демократическим преобразованиям в Таджикистане, и стал участвовать в ее собраниях.

В 2009 г. Исмон покинул Таджикистан в последний раз и с тех пор проживал в Московской области. 3 ноября 2010 г. он был арестован по розыскному поручению таджикских правоохранительных органов, обвинивших его в причастности к исламистской организации. Нельзя не отметить, что в данном случае в религиозном экстремизме обвинили человека, который сам себя называет не более, чем этническим мусульманином, по мере возможности соблюдающим основные нормы ислама. По собственному признанию Исмона, религиозная тема не занимает и никогда не занимала главного места в его жизни.

После ареста Азимов обратился за статусом беженца в Управление ФМС России по Московской области, которое, конечно же, отказало в удовлетворении его ходатайства. В ходе обжалования выяснилось обстоятельство, объясняющее незаурядное рвение российских правоприменителей в стремлении передать Азимова в Таджикистан – по крайней мере, еще год назад экстрадиционное дело в отношении него находилось на контроле у президента РФ.

В июне 2011 г. российская Генпрокуратура вынесла постановление об экстрадиции Азимова, не дожидаясь окончания рассмотрения вопроса о статусе беженца – что, впрочем, не помешало ни Московскому областному суду, ни Верховному Суду РФ признать решение о выдаче законным. Поскольку срок содержания Исмона под стражей истекал еще до пересмотра экстрадиционного решения в ВС РФ, решено было не допустить его освобождения: в последний день перед ним Азимова доставили в Долгопрудненский городской суд, который и вынес постановление о его выдворении. Основанием послужило то, что еще перед арестом Азимов потерял паспорт и проживал в России без законных оснований. Неоконченная к тому времени процедура по статусу беженца и здесь ничему не помешала.

В результате, "освобождение" Исмона из СИЗО приняло форму его конвоирования в спецприемник. Вскоре там его посреди ночи навестили сотрудники правоохранительных органов, в т.ч., известного отдела "Э", годом ранее принимавшнго участие в его задержании. Они сфотографировали Азимова (по всей видимости, для оформления в таджикском посольстве проездного документа для лица, утратившего паспорт за границей) и сказав, что собираются отправить его домой, предложили дать добровольное согласие на возвращение – от чего он, естественно, категорически отказался. ****

В настоящее время дело "Азимов против России" в Европейском Суде уже прошло предварительную стадию и ожидает рассмотрения по существу. Заметим, что на момент исчезновения в Москве соотечественника Азимова, Савриддина Джураева, впоследствии осужденного в Худжанде на 26 лет, – его дело в Страсбурге находилось на этой же стадии. После похищения Савриддина завязалась длительная переписка между его представителями, Судом и Уполномоченным РФ при ЕСПЧ Георгием Матюшкиным, в которой власти России всячески отрицали свою причастность к принудительному перемещению Джураева в Таджикистан.

Впрочем, отрицали они это и в деле Муроджона Абдулхакова, также похищенного в Москве и перевезенного в Таджикистан, причем, как и в случае Савриддина, без паспорта. Однако доводы властей не убедили Суд – 2 октября текущего года ЕСПЧ вынес постановление по жалобе "Абдулхаков против России", где установил, среди прочего, нарушение Россией ст. 34 Конвенции (собственно, права жаловаться в Страсбург) в связи с несоблюдением требований Правила 39 Регламента Суда. В скобках отметим, что интересы Абдулхакова в Суде представляли те же специалисты, что ведут дела Савриддина Джураева и Исмона Азимова.

Защита Азимова надеется, что в его случае обойдется без похищения, но, тем не менее, принимает меры, чтобы предотвратить его, если такие попытки будут предприняты.

В заключение стоит отметить, что Исмон Азимов уже направил в УФМС по Московской области заявление о предоставлении ему временного убежища в России, а его обращение в УВКБ ООН за международной защитой находится в стадии рассмотрения.

Об авторе: Елена Рябинина,
руководитель программы "Право на убежище",
Институт прав человека