В Сахаровском центре обсудили 282 статью Уголовного кодекса

29 ноября 2011 года в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова состоялась общественная дискуссия на тему: "282 статья УК: в какой степени борьба с ксенофобией оправдывает ограничение свободы слова?"

В обсуждении в качестве основных докладчиков приняли участие директор информационно-аналитического центра "Сова" Александр Верховский и журналист радио "Свобода" Юрий Васильев. Обязанности модератора на себя взял директор Сахаровского центра Сергей Лукашевский.

Статья 282 УК РФ ("возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства") получила печальную славу. По ней осуждают оппозиционеров и кураторов выставок, проверяют на предмет "возбуждения ненависти" произведения писателей и картины художников. Известен целый ряд случаев, когда эта статья применялась против блоггеров, критически высказывавшихся о правоохранительных органах. "Вдруг" выяснилось, что их сотрудники - это тоже "социальная группа", о которых идет речь в законе, и против нее также можно разжигать рознь.

В то же время по 282 статье судят антисемитов и скинхедов. Как напомнил Сергей Лукашевский, именно для этого в конце 90-х - начале 2000-х годов некоторые правозащитники предприняли большие усилия, чтобы данная статья заработала.

Нужно ли отменить антиэкстремистское законодательство полностью, чтобы восторжествовала подлинная свобода самовыражения? Или его можно переформулировать и применять справедливо, пресекая расизм и ксенофобию? На эти и другие вопросы пытались найти ответы собравшиеся.

 

Слева направо: Юрий Васильев, Александр Верховский, Сергей Лукашевский. Фото Веры Васильевой, HRO.org

"Присутствующие здесь наверняка являются сторонниками свободы слова. Вопрос в том, может ли она или нет чем-либо ограничиваться", - обозначил проблему Александр Верховский.

По мнению эксперта, существуют оправданные ограничения. Так, в документах ООН есть запрет на пропаганду ненависти против каких-то групп людей - национальных, религиозных, языковых.

"В сущности, это ограничение свободы слова не в пользу общественной безопасности, как часто думают, а в пользу другой фундаментальной ценности в сфере прав человека - равноправия людей. Здесь должен соблюдаться баланс. И в своем идеальном виде данная статья этот баланс должна поддерживать", - полагает Александр Верховский.

Директор информационно-аналитического центра "Сова" не согласился с тезисом о том, что слова вообще не могут быть наказуемы. В качестве примера он привел законодательства европейских стран.

Единственным исключением Александр Верховский назвал США, где нет аналога 282 статьи. Но, как он подчеркнул, "американское общество очень полагается на саморегуляцию, а в это состояние нельзя перейти декретно".

Ключевой вопрос в этой ситуации - что именно должно наказываться. Таким деянием специалист считает призыв к преступным действиям.

"Если, скажем, Иванов подстрекает Сидорова кого-то побить, и он сделал это, то тот, кто подстрекал - соучастник. Это обычная форма уголовной ответственности. Если же Иванов призывал, но никто никого не побил, это покушение на подстрекательство", - пояснил свою мысль Александр Верховский.

"Понятно, что здесь есть большой подвох, потому что мы не можем сформулировать такую правовую форму, которая допускала бы правильные формы речи, а другие разрешала бы. Есть некая "серая зона", где судебного усмотрения не избежать. Соответственно, законодателям должно проявлять некую осторожность", - добавил он. Формулировки закона должны быть предельно точными, чтобы исключить двоякое толкование.

Еще одним существенным недостатком 282 статьи УК в ее нынешнем виде Александр Верховский назвал неопределенное понятие "социальных групп":

"В самом ли деле любая группа товарищей может называться социальной группой? Я думаю, что нет. Из статьи надо удалить нынешнее понятие социальных групп и ввести что-то конкретное, понятное людям".

Кроме того, Александр Верховский предложил изъять из 282 статьи положение об унижении достоинства людей - как тоже расплывчатое и допускающее множественные трактовки.

В результате, как выразил надежду эксперт, все приговоры по "громким" делам, возмутившие нашу общественность, должны быть отменены.

В свою очередь Юрий Васильев, с одной стороны, поддержал мысль своего коллеги о необходимости наказывать за призывы к преступным действиям, а с другой - высказался за полную отмену 282 статьи УК:

"Существует нормальный уровень неприязненных чувств, которые возникают время от времени к одному, второму, третьему. Но, как мне кажется, только кода они перерастают в конкретный призыв бить кого-то, в действие вступает 282 статья.

 

Фото Веры Васильевой, HRO.org

Однако сейчас мы видим, что правоприменительная практика этой статьи настолько широка, что в своем нынешнем виде она должна быть упразднена".

Журналист также высказал мнение, что на законодательную и правоприменительную практику неизбежно в конечном итоге повлияет развитие информационных технологий, Интернета.

"Должно быть ясно, что мы живем в информационном обществе, когда слов произносится гораздо больше, чем за все предшествующее время. И речь декриманилизируется как таковая именно с развитием Сети", - в частности, сказал он.

Водоразделом здесь, полагает журналист, должен послужить ответ на вопрос: выражаешь ли ты мнение или призываешь делать что-то.

Впрочем, из зала прозвучали куда более радикальные предложения. Так, один из присутствовавших заявил, что слово - в отличие от дела - вообще не должно быть наказуемо, каким бы негативным оно ни было.

Помимо вышесказанного, докладчики подвергли сомнению качество и, зачастую, необходимость экспертиз, на основании которых нередко возбуждаются уголовные дела и выносятся обвинительные приговоры.

Итог обсуждению подвел Сергей Лукашевский:

"С тех пор, как существуют права человека, всегда стоит проблема о балансе между разными правами. С одной стороны, человек должен быть защищен от посягательств на свою жизнь, здоровье, на свое достоинство. С другой стороны, он имеет право на свободу слова. Этот баланс в разные столетия решался по-разному. Главное - общество само должно регулировать и двигать этот баланс так, чтобы ситуация на наш сегодняшний день выглядела здраво, в соответствии с нашим современным пониманием прав и свобод человека. И хотя у нас сейчас не так много рычагов для такого регулирования, пытаться это делать нужно.