Лукавая цифирь

 

Определённость - вот чего определённо не хватает. Во времена, когда слова теряют смысл и значение, лишь строгость чисел наводит закон в этом беспределе. И тогда наступает спокойствие и уверенность...

 

 


В конце прошлой недели, 8 февраля, Владимир Путин дал шанс тем, кто хотел бы с уверенностью смотреть в будущее, не боясь при этом оглядываться в прошлое. Хотя пятничное выступление на расширенном заседании Государственного совета называлось…

Какие четыре слова! Они сами по себе несут спокойствие и уверенность, поскольку происходят из самых спокойных и уверенных времён прошлых веков. «Государственный совет» – это, определенно, от государя Александра Третьего Миротворца, а «расширенное заседание» - от Леонида нашего Ильича…

Так вот, хотя называлось это выступление «О стратегии развития России до 2020 года», без политики не обошлось. Не обошлось и без гласной составляющей нашей политики, - войны, той самой, что сделала Владимира Путина президентом.

Вот что он счёл теперь нужным сказать об этом:

«…Восемь лет назад ситуация в стране была крайне тяжёлая <…> На наших глазах террористы развязали масштабную гражданскую войну, нагло вторглись в Дагестан, взрывали дома в российских городах. <…>

…Нападение боевиков на Дагестан стало прямым следствием фактического отделения Чеченской Республики от России. Здесь мы, кроме того, столкнулись с неприкрытым подстрекательством сепаратистов со стороны внешних сил, заинтересованных в ослаблении, а может быть, и в развале России.

В самой Чечне был развязан террор против собственного народа: убийства мирных жителей и священнослужителей, работорговля, в том числе за счёт местного населения, и захват заложников. Под руководством эмиссаров «Аль-Каиды» действовали лагеря подготовки террористов. Самозваный Конгресс народов Ичкерии и Дагестана провозгласил своей целью создание радикального по своей сути так называемого халифата – от Черного до Каспийского моря.

Подготовка к агрессии против России, к отторжению её исконных территорий велась абсолютно открыто. <…>

Ценой немалых усилий нам удалось предотвратить распад страны и остановить войну на Северном Кавказе. Сепаратизм отступил, а терроризму – при всей сохраняющейся остроте этой угрозы – нанесены решающие, сокрушительные удары. Чеченская Республика стала полноценным субъектом Российской Федерации. Здесь состоялись демократические выборы парламента и Президента, принята Конституция Республики. Развиваются экономика и социальная сфера. <…>»

Определённости в этих словах более чем достаточно, но хотелось бы конкретики. Впрочем, об этом уже постарался другой источник уверенности и спокойствия, - Рамзан Кадыров.

В конце января он встречался с соплеменниками, - правда, в виртуальном пространстве: 30 января прошла интернет-конференция Кадырова с чеченской диаспорой. Вопросы поступали не только из России, но из Бельгии, Голландии, Франции, Германии, США, Кувейта, Сирии... Даже из Китая! За последние без малого полтора десятилетия чеченская диаспора рассеялась едва ли не по всему миру.

Говорил Рамзан без малого час 46 минут. Ответил на сорок вопросов. Говорил по-чеченски, и это понятно, - его слова были прежде всего о чеченцах и обращены были к чеченцам:

"Мы помогаем всем, кто раскаялся и захотел вернуться к мирной жизни. Эту политику руководства страны, эту работу при поддержке президента Владимира Путина начал еще погибший первый президент Чечни Ахмат Кадыров. И сегодня мы продолжаем его курс.

Объявленные в стране амнистии бывшим участникам незаконным вооруженных формирований позволили вернуть к мирной жизни более пяти тысяч бывших боевиков, которые не были причастны к тяжким преступлениям.

Я знаю, что многие ребята покинули республику из страха и уехали за рубеж, опасаясь, что их будут преследовать, хотя они не причастны к совершению каких-либо тяжких преступлений. Если этот человек не преступник, для него всегда открыты двери для возвращения домой. Мы не делим народ на "дудаевцев" и "масхадовцев", политика руководства республики направлена на объединение народа и укрепление единства".

Можно, конечно, обсуждать вышесказанное, - рассуждать, что представляет из себя эта амнистия, и каковы гарантии "возвращения к мирной жизни". Это отдельный и большой вопрос. Ведь едва ли не большинство из тех, кто в последние годы "вышел из леса" или "спустился с гор", вовсе не стоят у станка и не идут за плугом, а пополнили "кадыровские" вооружённые формирования.

Но, по крайней мере, они выведены с "той" стороны на "эту". И самое убедительное, - с числами не поспоришь:

"О войне уже можно говорить в прошедшем времени. Боевики потерпели полное поражение. В республике осталось, не более 60-70 "шайтанов", которые еще бегают по горам с оружием. Это их последняя зима, я вас уверяю".

Убеждает, не правда ли?

Способствуют этому и репортажи с Кавказа, - новости-то всё больше из Ингушетии, а не из Чечни.

Может быть, и не совсем спокойно в "хозяйстве, где начальником Рамзан Кадыров", но если посчитать людские потери, то окажется, что из числа погибших в прошедшем году местных жителей люди мирных занятий составили меньше трети, а каждая из воюющих сторон, - местные "силовики" и местные же боевики,

- больше трети.

Конечно, это ещё не совсем мир, - хотя и на фоне соседей, а особенно на фоне воспоминаний о Чечне прошлых лет уже выглядит идиллически.

И вот Рамзан Кадыров не докладывает даже, - в самом этом слове слышится какая-то спешка и субординация, - но с расстановкой и с осознанием собственного значения каждым словом подтверждает: Чеченская Республика - "остров стабильности" на Северном Кавказе.

Сегодня, в накануне второго марта, стабильность в Чечне важна не только сама по себе и как результат усилий не только одного Рамзана Кадырова, но прежде всего и перво-наперво как важнейший итог восьми лет правления Владимира Путина.

Запоминается первая и последняя фраза, так что запомним: "осталось, не более шестидесяти-семидесяти "шайтанов", которые еще бегают по горам с оружием".

*****

И вот ровно неделю спустя в эту идиллию вторгается замминистра внутренних дел Аркадий Еделев. В среду, 6 февраля, он проводил расширенное заседание коллегии МВД Российской Федерации, и среди прочего объявил: на территории Чечни остается до 440 боевиков.

И это несмотря на проделанную за год работу, - по словам генерал-полковника Еделева, за прошедший 2007-й год ликвидировано 17 экстремистских групп, уничтожены 28 бандглаварей и 164 бандита, а задержанными значатся более семи сотен "участников и пособников незаконных вооруженных формирований".

Правда, год назад тот же Еделев говорил, что в Чечне остаётся около 450 боевиков.

Причём тогда за год, - за позапрошлый 2006-й, - он отчитался о 174 "нейтрализованых" бандитах и 1171 задержанном.

"Их количество уменьшается", - заметил тогда Аркадий Леонидович...

Чисел здесь побольше, чем у предыдущего докладчика, а вот с ясностью - проблемы.

*****

Если же мы обратимся к другим источникам, не менее официальным, то наша уверенность будет поколеблена новыми числами.

Так, другой генерал-полковник, командующий внутренними войсками Николай Рогожкин, 11 декабря исчислял боевиков пятью-семью сотнями (непонятно, правда, имел Николай Евгеньевич в виду Чечню или весь Северный Кавказ) (1).

Но и местные силовики тоже отнюдь не исполнены оптимизма. Так, замначальника УФСБ по Чеченской Республики Сергей Зубов ещё осенью был весьма обеспокоен обстановкой в горной Чечне: "Есть реальная угроза захвата заложников террористами. Боевики могут атаковать дома не в охраняемом райцентре, а в отдалённых населенных пунктах. Туда опасно даже выдвигаться - могут устроить засаду или обстрелять по дороге. По экспертным оценкам, сегодня в горах скрывается около 400-500 боевиков. Сейчас они изменили тактику: ведут партизанскую войну и сразу же уходят после нападений. К сожалению, в боевики сегодня идут представители молодого поколения, парни в возрасте 14-15 лет. Это настоящие дети войны, у них за плечами детство, где вместо игрушек - автоматы и гранаты. Обстрелами и карательными вылазками старшие проводят тренировки и "вяжут" пополнение на крови. Вместе с религиозной накачкой это дает результат..." (2)

Другой "силовик", командир батальона Министерства обороны "Восток" Сулим Ямадаев, утверждал, что боевики могут без труда собрать в одном пункте двести - триста бойцов. Следовательно, они способны повторить крупные операции, подобные ингушской 21-22 июня 2004 года или нальчикской 13-14 октября 2005 года. Согласно Ямадаеву, подполье пополняет молодёжь: только в 2007 году в горы ушли "сто с лишним" пятнадцати-шестнадцатилетних, "самому старшему - 19 лет". И это при том, что спецслужбы внимательно смотрят за молодёжью, и все ушедшие "в горы" известны поименно. Они и сами это знают, знают, что их ждёт, - но все они, по словам Ямадаева, потеряли отцов или братьев. (3)

Остаётся признать: вряд ли мы точно знаем, сколько там боевиков, в этих лесах и горах.

Хотя причины всех этих разночтений объяснимы. Рамзан Кадыров отвечает за порядок в Чечне, - то есть, отчитывается оставшимися боевиками, и заинтересован, чтобы их было меньше. Его подчинённые и подчинённые его подчинённых знают, какие цифры - правильные...

А прочие либо не зависят от называемых ими цифр, либо зависят, но в другую сторону. Их штаты, лимиты и ассигнования напрямую связаны с "фронтом работ", с численностью противника. И численность получается совсем другая...

У них просто разные системы отсчёта, - отсюда и относительность!

*****

Но ведь не то важно, сколько этих боевиков, - важно то, что они делают! Может, просто тихо сидят в лесах и горах? Если бы!

30 января, в день телеконференции Кадырова, в окрестностях села Чишки в лесу похитили военнослужащего-контрактника, сержанта внутренних войск Зароченцева, 1984 года рождения. Во время привала похитили, вчетвером. Оружие его нашли, а самого сержанта найти не могут.

А что он там, интересно, делал?

Просто так разве, для удовольствия проводила районная комендатура "мероприятия" в лесу?

Не просто так. Двумя неделями ранее, 15 января, в окрестностях Чишков из леса обстреляли колонну машин, - два "Урала" и "УАЗ", в которых ехала дюжина сотрудников МВД. Были ранены двое брянских милиционеров: один из Севского района, другой - из Мглинского.

А что они там, интересно, забыли, брянские милиционеры?

Оказывается, служат они во временной оперативной группировке МВД по Шатойскому району. Такие вот временные отделы и группировки, укомплектованные СОМами, - сводными отрядами милиции из российских городов и весей, - были в начале войны по всей Чечне, теперь их заменили отделы постоянные, со штатом из местных милиционеров. Значит, в горах всё ещё продолжается то, что на равнине давно закончено?

А зачем они, эти брянские милиционеры, ехали с гор на равнину, в Ханкалу? Ехали они за пищей и... дровами!

Вот тут - стоп. Приплыли. Значит, в Шатойском районе, где горы покрыты лесом, милиция не может сходить в этот лес за дровами? Не может. А то украдут, как бедолагу-сержанта...

А за день до телеконференции, 29 января, гаубицы "накрыли" расположенное на равнине село Гехи. Никто не погиб и не был ранен, повреждены 26 домов.

А при чём здесь боевики? А при том, что гаубицы должны были послать свои снаряды в горы, в лес, к селу Бамут, тем самым боевикам. Ошиблись, правда, на 25 километров, - вот и получился "дружественный огонь".

Генерал-лейтенант Юрий Виноградов, исполняющий обязанности командующего Объединённой группировкой в Чечне, был призван Кадырову на ковёр, потом оправдывался: оказывается, вечером в понедельник 28 января на окраине Бамута случилось "боестолкновение" разведгруппы федеральных сил "с передовым отрядом неустановленной бандгруппы численностью 8-10 человек". Один разведчик погиб, трое - тяжело ранены. Вызывали огонь, - "отрезать пути предполагаемого отступления боевиков в лесной массив в сторону Ингушетии". Ясно, почему Ингушетии, - в «хозяйстве» самого Виноградова боевиков быть не должно! Ошибка корректировщика. Снаряды полетели в прямо противоположную сторону...

Рамзан Кадыров, разумеется, негодовал: "Я понимаю, если промахнулись на 100 метров, 500 метров, километр, наконец. Но на 25 километров?! Селение Гехи вообще расположено не в сторону Ингушетии. Я считаю, что это не ошибка или халатность, а преступное нарушение военной дисциплины!.." Но уголовное дело возбуждать не стали, - никто ведь не погиб, верно? А ущерб военные взялись возместить...

Но нам важно другое, - та самая "группа боевиков", которой предназначались снаряды. Не столь важно, кто они - десять из семидесяти, из трёхсот или из семисот. Важны погибшие и раненые, солдаты и милиционеры, - те, что не местные.

Похоже, что Чечня разделена теперь на две части. "На плоскости" мы имеем умиротворение, восстановления и так далее.

Но кто-то уходит "в горы" и "в лес" - и эти слова не утратили прямое значение. В горно-лесистой местности действуют отряды боевиков., За ними охотятся разведка и спецназ - при поддержке артиллерии и авиации. В горах до сего дня есть "временные группировки" милиционеров, которые не ходят в лес за дровами...

Наверное, это лучше, чем если бы они воевали в населённых пунктах, - тогда бы жертвами боевиков и "контртеррора" неизбежно становились мирные жители. Но "на плоскости", в городах и сёлах, царит мир и спокойствие, - хотя и отсюда, нет-нет, и приходят известия о нападениях и подрывах. Таких известий меньше, чем, скажем, из Ингушетии. А принимая в расчёт, что население Чечни раза в три больше, можно признать: на общем фоне Северного Кавказа республика выглядит почти мирной и почти благополучной.

Война здесь, как сказал бы какой-нибудь квантовый физик, становится «величиной ненаблюдаемой».

*****

Но вернёмся к тому, с чего начали, - к выступлению Владимира Путина.

Про что он там говорил? Про «халифат от Черного до Каспийского моря», создание которого удалось предотвратить?

В 1999 году на Северном Кавказе был ограниченный, инкапсулированный сепаратистский анклав, - Чеченская Республика Ичкерия. Что мы имеем теперь?

Мало кто знает: кто к своему дню рождения Владимир Путин получил достойный подарок от последнего президента Ичкерии Доку Умарова.

Аккурат 7 октября 2007 года Умаров провозгласил создание Кавказского эмирата, а себя назначил «амиром кавказских моджахедов». Он объявил, что не признает никакие придуманные «кафирами» (то бишь нами, «неверными») границы, - значит, и административные границы Чечни, - и распространяет свои усилия фактически на любой уголок Земли, где ведется борьба с этими самыми «неверными», или где мусульмане подвергаются угнетению. Таким образом, произошла «реорганизация Чеченской Республики Ичкерия в соответствии с Исламом». Последнее означает, в частности, что нет больше ни этой самой Чеченской Республики Ичкерия, ни ее государственных институтов, ни «всех кафирских законов», порождения демократии, - включая Конституцию Ичкерии. Последняя, как и все прочие территории, населенные мусульманами, получила теперь статус вилаята Кавказского эмирата, управляемого на основе шариатского права. Ни эмират в целом, ни вилаяты не имеют четких границ.

Провозглашая себя «Амиром Кавказского Эмирата», Доку Умаров заметил:

«Я отрицаю все кафирские законы, которые установлены в мире. Я отрицаю все законы и системы, которые неверные установили на земле Кавказа. <…> Меня огорчает позиция тех мусульман, которые объявляют врагами только тех кафиров, которые на них напали непосредственно. При этом ищут поддержки и сочувствия у других кафиров, забывая, что все неверные – это одна нация».

Это не пустые слова, они имеют вполне конкретное содержание, поскольку отражают сложившуюся на Северном Кавказе ситуацию и практики местного подполья.

Ещё 17 мая 2006 года в опубликованном на сайте «Кавказ-центр» интервью «командира ингушских моджахедов» Амира Магаса» говорилось:

«Распоряжением Военного Амира в структурах действующих секторов КФ образованы специальные оперативные группы (СОГ), перед которыми поставлена боевая задача оперативно-тактического назначения. Одной из таких задач является адресная работа по конкретным лицам <…> Подразделения СОГ уже осуществили ряд ответных акций и боевых операций на действия ФСБ и других структур кафиров и мунафиков, в том числе и против русских на территории Северного Кавказа (в том числе Ингушетии), которых отныне мы рассматриваем как военных колонистов со всеми вытекающими из этого последствиями».

Копирование сленга отечественных правоохранителей (специальные оперативные группы) или националистов («военные колонисты»), - не просто игра словами. Как раз зимой-весной 2006 года в Ингушетии прошла первая серия нападений на русских жителей республики. А в июле-ноябре 2007 года были убиты 24 «нетитульных» - русские, корейцы, цыгане, армяне…

Кажется, это именно то самое, от чего нас спасли?

Из Чечни – только хорошие новости, если не вглядываться пристально. Зато нас не оставляют без новостей Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария…

Но ведь в условиях торжества всеобщей теории относительности всё зависит от системы отсчёта. Важно выбрать правильную, - и можно отрицать любые числа, слова, смыслы и значения. Тогда наступает спокойствие и уверенность.

(1) ИТАР-ТАСС, 11 декабря 2007 г.

(2) "Аргументы и Факты, 30 октября 2007 года).

(3) "Утро.Ру", 23 ноября 2007 г.

 

Источник: "Полит.ру"