"Пробудить в людях чувство справедливости…"

Зоя Светова27 апреля 2011 года в Москве в культурном центре "Покровские ворота" состоялась презентация книги известного журналиста, члена Общественной наблюдательной комиссии Москвы Зои Световой "Признать невиновного виновным".

Об этой повести портал HRO.org уже рассказывал. Ее главные герои легко узнаваемы, хотя их прототипы в жизни носят другие имена. Это ученый - жертва шпиономании спецслужб и чеченская девушка, осужденная по сфабрикованному обвинению в терроризме.

В презентации приняли участие федеральный судья в отставке Сергей Пашин, адвокаты Борис Золотухин, Анна Ставицкая, Каринна Москаленко, Виктор Паршуткин и писатель Людмила Улицкая. Вел вечер корреспондент радиостанции "Эхо Москвы" Тихон Дзядко.

Зоя Светова, работавшая над своей книгой два года, рассказала, что к созданию этой повести для ее подтолкнуло дело ученого-"шпиона" Игоря Сутягина.

По словам автора, это дело потрясло ее, потому что при отсутствии каких-либо доказательств вины подсудимого, в ходе закрытого судебного процесса, присяжные признали его виновным единогласно.

"Меня это настолько потрясло, что я выбежала из Мосгорсуда и побежала за этими присяжными. Я хотела понять, кто эти люди, что они чувствуют. Я пыталась с ними встретиться. Я также встречалась с людьми, которые были в первой коллегии присяжных и, как я узнала, хотели оправдать Игоря Сутягина", - поделилась своими воспоминаниями Зоя Светова.

В итоге она пришла к выводу, что дело Игоря Сутягина было сфабриковано спецслужбами, что в коллегию были внедрены люди из этих структур, и что заседатели находились под давлением.

Точно такую же картину - зависимость суда, роспуск коллегии, склонявшейся к оправдательному вердикту - Зоя Светова впоследствии увидела на судебном процессе в отношении бывшего сотрудника службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина, проходившем в 2004-2005 годах в Мосгорсуде под председательством Натальи Олихвер.

Если Игорь Сутягин - прототип героя повести Зои Световой Алексея Летучего, то прототипом главной ее героини стала Зара Муртазалиева.

"Это история чеченской девушки, которая, по моему мнению, совершенно невиновна, а ее обвинили в том, что она хотела взорвать Охотный ряд. Я пыталась ей помочь, ездила к [главе Чеченской Республики Рамзану] Кадырову, передавала ему письмо ее матери. Он обещал помочь, но ничем не помог", - рассказала Зоя Светова.

 

Зоя Светова. Фото Веры Васильевой, HRO.org

Автор книги подчеркнула, что Зара Муртазалиева и Игорь Сутягин, чьи имена на слуху, - лишь двое из множества несправедливо осужденных. По сведениям журналистки, полученным из разных источников, за решеткой в нашей стране примерно 30 процентов невинно осужденных.

"Сейчас очень много говорят о деле Ходорковского, что это конец независимого суда. Но конец независимого суда начался гораздо раньше, вот с таких дел", - заметила она.

"Быть присяжным - это [в России] дурная повинность", - процитировала Зоя Светова слова одного из своих собеседников. По ее мнению, ужасно, что у нас самый независимый суд - суд присяжных - стал объектом манипуляций.

Зоя Светова выразила надежду, что ее книга поможет обществу узнать правду о положении дел в судебной системе и должным образом отреагировать.

Борис Золотухин назвал книгу Зои Световой "художественным исследованием на тему "власть и суд", а саму российскую судебную систему, в том состоянии, в котором она существует сейчас, - "декорацией".

Межу тем, убежден юрист, суд присяжных имеет огромное значение для демократии. Отсюда вывод - если нет суда присяжных, значит ни о какой демократии не может быть и речи. Сегодняшнее правосудие устраивает существующий режим.

"Я, когда читал эту книгу, был поражен тем духом правды, которая исходила от этих строк. И кроме того, я с удивлением поймал себя на мысли, что у нас о суде присяжных пишут совсем не так, как на Западе. Там суд присяжных - это неотъемлемая черта правосудия, гражданского общества, и на него пытаются оказать давление плохие люди извне. Деятельность судьи, который работает с присяжными, направлена на то, чтобы оградить их от этих неприятностей.

У нас в романах о суде присяжных пишется совсем про другое. Про то, как чиновники государства пытаются уничтожить этот институт и выхолостить из него дух правды и справедливости. И это страшно", - рассказал о своих впечатлениях от повести Зои Световой Сергей Пашин.

Экс-судья напомнил собравшимся строки Зинаиды Гиппиус:
"Какому дьяволу, какому псу в угоду,
Каким кошмарным обуянный сном,
Народ, безумствуя, убил свою свободу,
И даже не убил - засек кнутом?"

 

Слева направо: Зоя Светова, Тихон Дзядко, Анна Ставицкая, Борис Золотухин, Людмила Улицкая. Фото Веры Васильевой, HRO.org

По мнению Сергея Пашина, "если суд присяжных терпит поражение, если у присяжных нет защитников, то это значит, что свобода гражданина медленно убывает или убивается".

Защитник Игоря Сутягина Анна Ставицкая констатировала, что профессия адвоката в современной России умирает. Ведь признаки победы над системой выражаются либо в денежном решении вопроса, либо признанием вины. Однако ни того, ни другого в своей практике она не использует.

Вердикт присяжных по делу Игоря Сутягина, получившего 15 лет лишения свободы, из которых 11 он отсидел, стал страшной трагедией для Анны Ставицкой - не только как адвоката, но и как человека.

"Это сложно пережить. Это инфаркт. Невозможно передать словами. Я, как адвокат, не смогла помочь Сутягину", - сказала она.

Вместе с тем Анна Ставицкая сообщила новость - 3 мая должно состояться заседание Европейского Суда по правам человека по жалобе Игоря Сутягина. Этого решения заявитель и его защитник ждали с 2002 года.

Каринна Москаленко обратила внимание, что, несмотря на то, что чиновники научились манипулировать судом присяжных, власть этого института все равно боится. Прилагается масса усилий к тому, чтобы максимально заузить категорию дел, которые может рассматривать суд присяжных. Так происходит оттого, что судьи, хоть раз проводившие заседания с участием присяжных, потом стремятся быть по-настоящему независимыми.

Это стремление, по мнению Каринны Москаленко, определяется даже не столько личными качествами конкретного судьи, сколько особенностями суда присяжных как института.

"Настолько силен суд присяжных как идея, настолько видна вся фальшь", - пояснила адвокат.

Тот факт, что по некоторым делам (того же Игоря Сутягина) суды присяжных выносили несправедливые вердикты, совсем не умаляет достоинств этого института. Просто общество должно его защищать, добиваться расширения, насколько это возможно, сферы его компетенции.

Людмила Улицкая, автор предисловия к книге "Признать невиновного виновным", сказала, что таких людей, как Зоя Светова, в нашей стране очень мало. Если бы их было больше, то мы бы жили в другой стране. Потому так нужна Зоя Светова.

В свою очередь Виктор Паршуткин, касаясь темы суда присяжных, высказался, в частности, о том, что необходимо заканчивать практику, когда процессуальные стороны отрешены от предварительного отбора заседателей. Такое положение вещей сейчас позволяет подбирать для рассмотрения уголовных дел людей, которые априори предубеждены против подсудимых. К примеру, для дел о взятках выбирают предпринимателей, для дел о шпионаже - сотрудников спецслужб, как это было у Игоря Сутягина, и так далее.

"Тогда мы вновь вернемся к истокам современной России, 1993 - 1997 годам, когда о суде присяжных можно было говорить, как о демократическом институте", - сказал адвокат.

Виктор Паршуткин считает, что главная нравственная цель Зои Световой заключалась в том, чтобы "пробудить в людях чувство справедливости, чувство, которое отличает человека - разумного от человека - животного. И это у нее блистательно получилось".

 

Слева направо: Сергей Пашин, Каринна Москаленко, Виктор Паршуткин, Зоя Светова. Фото Веры Васильевой, HRO.org