Эксперты ФСБ отказались раскрыть свои методики в суде

20 января 2011 года в мировом суде Центрального административного округа Тюмени по делу преподавателя государственного университета Андрея Кутузова, обвиняемого в призывах к насилию над милицией, состоялся допрос приехавших из Екатеринбурга экспертов ФСБ Светланы Мочаловой и Ирины Цебренко.

Эксперт-лингвист и технический эксперт Криминалистической лаборатории Управления ФСБ России по Свердловской области заявили, что методики их исследования находятся под грифом "Для служебного пользования" и раскрывать их они отказываются даже в судебном заседании. Интересы гражданского активиста по инициативе Межрегиональной правозащитной Ассоциации "Агора" представляет адвокат Алексей Ладин.

- Сегодняшний процесс стал хорошей демонстрацией того, как проводятся экспертизы по "экстремистским" делам, - отмечает кандидат филологических наук Андрей Кутузов. - Закон прямо требует, чтобы в экспертизах использовались общедоступные научные методики, которые можно проверить. Но эксперты Мочалова и Цебренко из свердловского ФСБ в один голос заявили, что разглашать их методики ни в коем случае нельзя. Непонятно только тогда, зачем вообще писать экспертизы. Можно просто сказать "этот человек виновен - мы определили это по нашим секретным методикам".

Удивила подсудимого Андрея Кутузова и психолог Ольга Усова из Центра судебных экспертиз, которая участвовала в психолингвистической экспертизе по этому делу. Она заявила, что в своем исследовании пользовалась специальной программой, рекламируемой в интернете, как "универсальная программа экспертизы текстов внушения (рекламных, психотерапевтических, личностных), воздействующих на индивидуальное и массовое сознание". Кутузов отметил, что эта программа распространяется на сайте, предлагающем "научную защиту от вампиризма и порчи". На прямой вопрос в суде, "считаете ли вы защиту от вампиризма и порчи" нормальным занятием для ученого, Ольга Усова ответила, что "у каждого свое мировоззрение". Отдельно подсудимый отметил высказывание в суде эксперта Усовой о том, что "Центр "Э" занимается очисткой поля коллективного негативного подсознательного нашей страны".

В целом, появление экспертов, неожиданно привезенных в суд стороной обвинения, стало для защиты Кутузова сюрпризом, так как ранее обвинение не видело необходимости в их вызове. На этом настояла сторона защиты, и судья Елена Гарипова обещала выдать на одном из ближайших заседаний адвокату Ладину повестки для самостоятельного вызова Мочаловой, Цебренко и Усовой. "Сегодня же нам пришлось задавать вопросы экспертам без возможности качественно подготовиться", - говорит Кутузов.

Андрей Кутузов заявляет, что второе заседание подряд не всем его сторонникам удается оказать ему моральную поддержку в суде, так как в зале с раннего утра присутствует неизвестная публика, которая, по его словам, уже находится в зале заседаний в тот момент, когда пристав открывает его.

Следующее судебное заседание по делу о публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности состоится 27 января 2011 года.

Напомним, по делу Андрея Кутузова государственные эксперты вновь признали милиционеров социальной группой. В связи с этим спорным моментом Ассоциация "Агора" инициировала проведение собственного независимого исследования.

Внесудебное комиссионное социологическое исследование провели доктор социологических наук, профессор со стажем работы по специальности более 25 лет, заведующий кафедрой социологии культуры и духовной жизни Нижегородского государственного университета имени Николая Лобачевского Владимир Козырьков; кандидат политических наук со стажем работы по специальности более 10 лет, доцент кафедры прикладной социологии Нижегородского госуниверситета Дмитрий Зернов и ассистент кафедры социологии культуры и духовной жизни Нижегородского госуниверситета Роман Сундуков со стажем работы по специальности 10 лет.

В отличие от государственных независимые эксперты пришли к выводу, что "сотрудники милиции (МВД РФ), "менты", сотрудники Департамента по противодействию экстремизму МВД РФ, сотрудники Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Тюменской области, бывшие сотрудники УБОП не являются социальной группой ни в целом, ни в отдельности".

- Как только милиция начинает осознавать себя в качестве особой социальной группы населения, так возникают ее особые социальные интересы, которые являются одной из причин потери доверия населения к милиции и одной их причин коррупции. Следовательно, настаивание представителей органов правопорядка на том, что они являются особой социальной группой, противоречит и букве, и духу многих законов современного российского законодательства, направленных против коррупции, - заключили профессор Владимир Козырьков, доцент Дмитрий Зернов и ассистент Роман Сундуков.

Кандидат филологических наук Кутузов обвиняется в "публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности" (часть 1 статьи 280 Уголовного кодекса России). Его дело насчитывает 6 томов по 150-200 страниц в каждом. На основании листовки "Долой политические репрессии! Ментов к стенке!", авторство которой приписывают Кутузову, эксперт ФСБ сделал вывод о возрасте, образовании, национальности и сфере деятельности ее автора. ФСБ провела автороведческую и техническую экспертизу и пришла к выводу, что "автор и исполнитель" текста инкриминируемой листовки тот же, что и у других текстов-анонсов митинга 30 октября 2009 года, которые действительно делал Андрей Кутузов. Дальше эксперт пишет, что автор "мужчина 25-30 лет с высшим гуманитарным образованием, навыками публицистической речи, русский, работающий в сфере, связанной с преподаванием или журналистикой". "Странно, что мой рост и вес не определила", - шутит Андрей Кутузов.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого старший следователь следственного отделения Управления ФСБ России по Тюменской области Сухарев утверждает, что Кутузов "с использованием компьютерной техники изготавливал листовки, в тексте которых содержалась информация, призывающая к осуществлению насильственных действий в отношении сотрудников Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Тюменской области". Следователь сообщает, что Кутузов является организатором и активным участником общественно-политических публичных мероприятий протестного характера, направленных на возбуждение социальной розни, на дестабилизацию общественно-политической обстановки в регионе, поддерживает деятельность и разделяет "политические позиции, взгляды и убеждения российских неформальных анархистских и анархо-коммунистических (либертарных) движений, выступающих против законной деятельности государственных органов Российской Федерации".

Листовка, за которую подвергся уголовному преследованию Андрей Кутузов, якобы была подготовлена для митинга протеста против нарушения прав граждан сотрудниками центров "Э" и за их упразднение. К самому мероприятию, на уведомление о котором администрация Тюмени дала положительный ответ, правоохранительные органы претензий не имели.

Гражданский активист и преподаватель вину не признает. Он говорит, что действительно не раз организовывал различные публичные акции, но только не связанные с дестабилизацией ситуации в области: "Нужно очень постараться, чтобы отыскать возбуждение социальной розни в митинге 30 октября 2009 года. Ни один из пяти организаторов митинга, включая меня, не помнит такой листовки. Призывы к физическому насилию к сотрудникам милиции не входили и не могли входить в цели митинга. Чтобы обратить внимание общества на постоянные нарушения законов со стороны работников центра "Э" и на необходимость их расформирования, никаких массовых расстрелов не требуется".

В 2009 году центр "Э" пытался обвинить Андрея Кутузова и его товарищей в вандализме. В результате в августе 2009 года уголовное преследование в отношении Кутузова было прекращено, а в отношении сотрудников центра "Э", наоборот, возбуждено за избиение свидетеля. "Возможно, там и следует искать корни нового дела, по которому сейчас я являюсь подсудимым", - считает подсудимый Андрей Кутузов.

Ранее эксперт-криминалист Криминалистической лаборатории Управления ФСБ России по Свердловской области Светлана Мочалова в связи с делом Кутузова уже находила экстремизм в статье убитого адвоката Станислава Маркелова.