О преследовании НКО в России

Минюст России сообщил о прекращении административного дела по якобы "непредоставлению" отчета правозащитной организацией Фонд "Общественный вердикт".

19 июля 2016 года судья Московского городского суда Анна Селиверстова отменила постановление Пресненского районного суда Москвы и прекратила административное дело в отношении Ассоциации "Голос".

Центр гражданского образования и прав человека из Перми обратился за помощью в сборе средств для выплаты штрафа в 300 000 рублей, назначенного этой известной общественной организации "за невыполнение обязанностей "иностранных агентов".

Постоянная комиссия по прецедентным делам Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека подготовила экспертное заключение по делу о преследовании Валентины Череватенко, председателя правления фонда "Женщины Дона".

18 июля 2016 года городской суд Йошкар-Олы рассмотрел дело по иску чиновников регионального управления Роскомнадзора к правозащитной организацией "Человек и Закон".

Благотворительный фонд "Сфера" обжалует решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга, который 13 июля признал организацию виновной в нарушении "закона об иностранных агентах" и наложил штраф в размере 300 000 рублей.

Международная правозащитная организация Front Line Defenders выступила в защиту межрегиональной общественной организации "Человек и Закон" из Йошкар-Олы, которая подвергается административному преследованию.

Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская комиссия), на 107-м пленарном заседании приняла заключение по российскому закону "о нежелательных иностранных и международных неправительственных организациях" (ФЗ № 129-ФЗ О внесении изменений в отдельные законодательные акты). Фонд "Общественный вердикт" подготовил неофициальный перевод заключения.

Минюст включил в список НКО-"иноагентов" московскую организацию по поддержке социально-профилактических программ в сфере общественного здоровья "Эсверо".

Госдума РФ приняла во втором чтении законопроект, предусматривающий возможность наделения НКО статусом организации-исполнителя "общественно полезных услуг". Признавать такими полезными организациями НКО, на которые навесили ярлык "иноагентов", чиновники не хотят.

 

 

Страницы