О покушении на журналиста Татьяну Фельгенгауэр

Татьяна Фельгенгауэр

На Новом Арбате совершено преступление. В редакцию радиостанции "Эхо Москвы" ворвался вооруженный ножом мужчина, брызнул из газового баллончика в лицо охраннику, ранил заместителя главного редактора Татьяну Фельгенгауэр, а также поспешившего к ней на помощь второго охранника. Состояние журналистки после ранения в шею медики оценивают как тяжелое.

Сейчас прежде всего хочется выразить поддержку коллегам с "Эха Москвы", пожелать Татьяне скорейшего выздоровления. И меньше всего – анализировать причины произошедшего. Слишком свежи впечатления от события, слишком велико потрясение.

И все-таки опять встает вопрос – как это стало возможным?

Наверное, уже общим местом будут замечания о вновь – как и в глухие советские времена – установившейся в обществе атмосфере ненависти, поиске врагов, "шпионов", "иностранных агентов", "нежелательных организаций", "пятой колонны", и так далее, и тому подобное. Настроения здесь, бесспорно, задают федеральные каналы телевидения, навесившее не один ярлык на то же "Эхо Москвы".

Не менее важными и трагическими факторами мне представляется атмосфера вседозволенности и абсолютной безнаказанности в отношении тех, кто нападает на журналистов.

Да, журналистика – это всегда и везде профессия, чьи представители находятся в зоне повышенного риска. Но почему-то именно в современной России в независимых журналистов можно безнаказанно брызгать зеленкой, фекалиями, поджигать им машины…

Я уже не говорю о том, что ни один заказчик ни одного резонансного убийства российского журналиста не найден и не наказан в соответствии с законом. Дмитрий Холодов, Игорь Домников, Юрий Щекочихин, Анна Политковская, Наталья Эстемирова… Этот ряд можно продолжать столь долго, что едва ли возникнет сомнение – отнюдь не нерасторопность следствия, а целенаправленное желание не довести его до самого конца, до заказчика – имеет место быть.

К счастью – если это слово вообще уместно в данной ситуации, – положение Татьяны Фельгенгауэр оказалось не столь ужасным, врачи обнадеживают, что ее жизнь сейчас вне опасности.

Татьяна Фельгенгауэр в студии "Эха Москвы". Фото: Анатолий Струнин, TASS

Татьяна Фельгенгауэр в студии "Эха Москвы". Фото: Анатолий Струнин, TASS

Сейчас речь не о вменяемости и мотивах нападавшего, а именно об этой безнаказанности и вседозволенности. Злоумышленникам будто, указывая на независимых журналистов ("шпионов", "иностранных агентов", членов "нежелательных организаций", "пятую колонну" и далее по списку), говорят: можно. Это разрешенная мишень. Вам за это ничего не будет. И особенно страшно, когда источником подобных высказываний или даже только намеков становятся представители государства, то есть те, кто, вообще-то, призваны защищать своих сограждан.

И еще. На мой взгляд, в подобных ситуациях очень важны неравнодушие и солидарность. Важно публично демонстрировать, что нападение на журналиста – это не его личная история, а событие, неприемлемое для всего общества. Неважно, какие у тебя убеждения, нравится ли тебе творчество конкретного журналиста. Безнаказанности необходимо противопоставлять публичное осуждение и мирное общественное сопротивление.

Похоже, это наш единственный шанс на спасение – как гражданского общества, а не стада, которое "должно резать или стричь".

Вера Васильева