Марина Джанджгава, Инга Тутисани и Анник Кесян признаны политзаключенными

Жительниц Сочи Марину Джанджгаву, Ингу Тутисани и Анник Кесян осудили к двенадцати, шести и восьми годам колонии соответственно по статье 275 (государственная измена) УК РФ за то, что они отправили SMS-сообщения.

SMS об об увиденной на железной дороге (в случаях Джанджгавы и Кесян) или в море (в случае Тутисани) военной технике своим грузинским знакомым (Джанджгава и Кесян — весной 2008-го года, Тутисани — летом-осенью 2009-го года).

Информация, которую они передали, была доступна неограниченному кругу людей, и женщины не были уведомлены о ее секретности.

Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва) считает недопустимым возлагать на гражданских лиц ответственность за сохранение военной тайны, которая им не доверялась, а тем более криминализовать общение с иностранцами на тему событий и фактов, информация о которых общедоступна.

Ранее по аналогичным делам на семь лет были осуждены жительницы Сочи Оксана Севастиди и гражданка Грузии Екатерина Харебава. "Мемориал" признавал их политзаключенными. Летом 2016 года Екатерину освободили в рамках обмена с Грузией, а Оксану в марте помиловал Владимир Путин.

Несколько отличается по обстоятельствам дело сочинца Петра Парпулова, которого мы также считаем политзаключенным, однако и он осужден за общение со знакомым в Грузии и пересказ несекретной информации.

Все упомянутые дела, кроме дела Инги Тутисани, вел один и тот же следователь ФСБ Роман Троян, приговоры по ним выносил один и тот же судья Краснодарского краевого суда Владимир Кобзев. Впрочем, Кобзев входил в тройку, осудившую Тутисани.

Всего за последние годы в этом суде было вынесено не менее десяти приговоров о госизмене и шпионаже, и мы не исключаем, что узнаем о новых подобных неправовых приговорах.

Похоже, речь идет о конвейере местного УФСБ, с помощью которого в регионе имитируется борьба государственной значимости. Конвейерность просматривается по датам этих одинаковых дел: Джанджгава арестована в октябре 2012 года, Харебава — в мае 2013-го, Тутисани — в октябре 2013-го, Кесян и Парпулов — в феврале и марте 2014-го, Севастиди 15 января 2015 года.

Марину Джанджгаву, Ингу Тутисани и Анник Кесян фактически лишили юридической помощи. Следствие всячески препятствовало встречам обвиняемых с родственниками, оставляя их в изоляции от внешнего мира, что препятствовало поиску и выбору квалифицированных защитников и освещению дел в СМИ.

Приговоры Тутисани и Кесян даже не были обжалованы в апелляционную инстанцию.

С начала этого года делами осужденных сочинских "изменниц" занялась "Команда 29" — правозащитная организация, специализирующаяся на "шпионских" делах. ПЦ "Мемориал" сотрудничает с адвокатами "Команды 29".

Защитники Иван Павлов и Евгений Смирнов используют все доступные юридические механизмы, чтобы добиться пересмотра приговоров: готовятся кассационные жалобы по делам Анник Кесян и Инги Тутисани, надзорная — по делу Марины Джанджгавы. Анник и Марина из колоний уже переведены в столичное СИЗО "Лефортово".

Правозащитный центр "Мемориал" считает Марину Джанджгаву, Ингу Тутисани и Анник Кесян политическими заключенными. Мы требуем отмены приговоров им и их немедленного освобождения.

Признание лица политзаключенным или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ПЦ "Мемориал" с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

СМ. Подробнее о деле Марины Джанджгавы, деле Инги Тутисани и деле Анник Кесян.

Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)