"Мизерный срок за убийство в райотделе полиции"

11 мая 2017 года Санкт-Петербургский городской суд оставил в силе обвинительный приговор оперуполномоченному угрозыска 26 отдела полиции УМВД РФ по Красногвардейскому району Андрею Артемьеву.

Апелляционная инстанция оставила без удовлетворения жалобу адвоката потерпевшей стороны и представление прокуратуры на слишком мягкий приговор суда первой инстанции, назначившего Артемьеву наказание в виде 1 года и 9 месяцев лишения свободы в колонии общего режима.

"Мы намерены обжаловать сегодняшнее решение Санкт-Петербургского горсуда и дойти до Европейского Суда по правам человека. Это не первый случай, когда в Петербурге полицейский получает мизерный срок за смерть человека, – говорит адвокат Виталий Черкасов, который по инициативе правозащитной организации "Зона права" представляет интересы матери погибшего.

– Так, шесть лет шло разбирательство по делу о гибели Дениса Выржиковского после изуверских пыток в отделе милиции. В итоге после двух судебных процессов никто из 5 оперативников не понес наказания по наиболее тяжкой статье "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью". За превышение полномочий они получили от 1,5 до 5 лет лишения свободы".

11 ноября 2015 года находящийся в состоянии алкогольного опьянения 34-летний капитан полиции Андрей Артемьев в служебном кабинете из табельного пистолета Макарова выстрелил в голову Дмитрия Демидова. Последний скончался на месте.

Ранее полицейский Артемьев предупреждался о неполном служебном соответствии за пребывание на службе в нетрезвом состоянии. Психолог ГУ МВД заблаговременно обратил внимание руководства на вредную привычку полицейского, просил усилить контроль за Артемьевым, в том числе проводить с ним профилактические беседы о недопустимости злоупотребления алкоголем.

В свою очередь, эксперты Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения здравоохранения "Бюро судебно-медицинской экспертизы" пришли к выводу, что погибший Дмитрий Демидов не мог сам причинить себе огнестрельное ранение головы.

Это говорило о несостоятельности первоначальной версии оперативника Артемьева, что он якобы оставил пистолет на столе и отвернулся к сейфу, и в этот момент прозвучал выстрел.

Также государственные судебные эксперты установили, что тело убитого после выстрела перемещалось, о чем говорят расположение луж крови на полу, ее следы на одежде оперативника, в его сейфе (где был обнаружен пистолет Макарова) и в коридоре по направлению к туалету.

Специалисты отметили, что табельный пистолет Артемьева не мог самопроизвольно сняться с предохранителя и выстрелить. Криминалистическое исследование показало, что все части пистолета были исправны, перемещение флажка предохранителя при извлечении пистолета из кобуры невозможно. Этот вывод разбил версию Артемьева, озвученную им уже в суде: когда он доставал пистолет из кобуры, флажок предохранителя зацепился за кобуру и передвинулся. А после того, как он дослал патрон в патронник, мог произойти самопроизвольный выстрел.

Тем не менее, в декабре 2016 года Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга переквалифицировал действия полицейского с убийства (часть 1 статьи 105 УК РФ), на котором настаивало следствие, на причинение смерти по неосторожности (часть 1 статьи 109 УК РФ).

Кроме того, суд полностью оправдал полицейского по превышению должностных полномочий с применением оружия, признав за ним право на реабилитацию (пункты "а", "б" части 3 статьи 286 Уголовного кодекса РФ).

Оперуполномоченный Артемьев проходил срочную службу в ВДВ и участвовал в боевых действиях на Северном Кавказе. Он регулярно повышел свои профессиональные навыки, в том числе по обращению с табельным оружием и стрельбе из него.

"Полицейский не мог допустить неосознанных действий с оружием, находившимся в его руках. В том числе случайно привести его в боевое состояние путем снятия с предохранителя, передергивания затвора и досыла патрона в патронник", – считает адвокат Виталий Черкасов.