Дагестан: суд признал бездействие следствия по заявлению Муртазали Гасангусенова

Cуд Советского района Махачкалы удовлетворил жалобу жителя села Гоор-Хендах Шамильского района Муртазали Гасангусенова о признании незаконным и необоснованным бездействие руководителя республиканского следственного управления.

Оно выразилось в не уведомлении Гасангусенова о результатах и принятом решении по его заявлению от 31 января 2017 года о возбуждении уголовного дела по факту убийства его сыновей.

Суд обязал руководителя СУ СК РФ по Дагестану устранить допущенные нарушения закона.

Правозащитный центр "Мемориал" сообщал ранее о том, что 23 августа 2016 года в с. Гоор-Хендах Шамильского района Дагестана были убиты местные жители Гасангусейн Муртазалиевич Гасангусенов, 1997 г.р., и Наби Муртазалиевич Гасангусенов, 1999 г.р.

По официальной версии, они были убиты в ходе боестолкновения после того, как отказались предъявить документы сотрудникам силовых структур и открыли по ним огонь. Родственники и односельчане погибших братьев утверждают, что молодые люди никогда не были членами НВФ, зарабатывали тем, что пасли сельский скот, и их гибель является хладнокровным убийством.

Тем не менее, было возбуждено уголовное дело по статьям 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и 222 (незаконный оборот оружия) УК РФ, а требование отца убитых возбудить дело об убийстве Наби и Гасангусейна оставлено без внимания.

Председательствовал на заседание судья Далгат Гаджиев. Интересы Гасангусенова представляли юрист ПЦ "Мемориал" Галина Тарасова, адвокаты, сотрудничающие с ПЦ "Мемориал" Мурад Магомедов и Шамиль Магомедов.

В процессе участвовали также представитель СУ СК РФ по РД Д. А. Гамдуллаев, следователь Б. К. Сафаралиев, прокурор М. М. Ибрагимов.

Представители Гасангусенова убеждены, что права их доверителя были нарушены и попросили суд признать бездействие руководителя СУ СК РФ по РД незаконным.

Юрист Галина Тарасова заявила ходатайство об обозрении оригинала заявления Муртазали Гасангусенова с сообщением о преступлении и с отметкой о получении СУ СК РФ по РД, по которому не было принято решение в установленный законом срок. "Никаких уведомлений о принятых решениях по данному заявлению нет", – отметила юрист. Судья ходатайство удовлетворил.

Галина Тарасова попросила также исследовать решение от 27 июня 2014 года, вынесенное этим же судом по ст.125 УПК РФ по аналогичной ситуации, но в другом деле. По мнению юриста, для Следственного комитета Дагестана непринятие решений по сообщениям о преступлениях является обычной практикой. Суд это решение к делу не приобщил.

В своем выступлении представитель СУ СК РФ по РД Д. А. Гамдуллаев пояснил, что после "обращения" Гасангусенова следствие действовало согласно пункту 20 "Инструкции об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета РФ".

Оно было рассмотрено в общем порядке, поскольку в "обращении" отца отсутствовали конкретные обстоятельства, указывающие на признаки преступления. Гамдуллаев попросил отказать в удовлетворении жалобы.

На вопрос судьи, почему он считает заявление о преступлении "обращением", тот ответил, что Гасангусенов может его назвать как хочет, но, "если он не указывает на конкретные преступления, то его нельзя считать сообщением о преступлении".

Судья прервал его вопросом – что надо было написать для возбуждения уголовного дела: заявление или обращение. Представитель следствия пояснил, что Гасангусенов обратился с заявлением, когда эти обстоятельства уже были известны следственным органам и в нем не было сообщения о преступлении. На вопрос судьи, был ли дан ответ по данному обращению, Гамдуллаев ответил утвердительно.

Но Гасангусенов и его представители заявили, что ответ на заявление о преступлении получен не был.

Следователь Баграт Сафаралиев так же не признал наличие оснований для жалобы, он настаивал, что доводы, изложенные в обращении Гасангусенова, будут проверены в ходе расследования уголовного дела, возбужденного Хунахским межрайонным следственным отделом СУ СК России по РД по статьям о незаконном обороте оружия и посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов.

По словам следователя, 3 февраля 2017 года Гасангусенову был дан ответ. Он также заверил суд, что по делу проводятся все необходимые следственные действия, и попросил отказать в удовлетворении жалобы Гасангусенова.

В своем выступлении прокурор М. М. Ибрагимов согласился с доводами следователя, отметив, что "обращение" Гасангусенова не считает заявлением о преступлении и попросил отказать в удовлетворении жалобы:

"В данном случае мы рассматриваем жалобу о том, что Следственное управление не рассмотрело обращение Гасангусенова в порядке статьи 144, 145 УПК. В этой связи, прежде чем рассмотреть вопрос о законности или незаконности принятого решения, надо исследовать заявление Гасангусенова и посмотреть, является ли оно сообщением о преступлении".

После этого в зале разгорелся спор о том, какое обращение в полицию и следственные органы следует считать заявлением о преступлении.

Галина Тарасова поинтересовалась, по каким критериям определяется отсутствие признаков преступления в ситуации, когда есть два трупа с огнестрельными ранениями и отец обращается с заявлением об убийстве.

Следователь Сафаралиев ответил, что возбуждено уголовное дело. Но Г. Тарасова возразила, что уголовное дело возбуждено не по факту убийства братьев Гасангусеновых и не по факту обнаружения их трупов, а по иным статьям, и спросила: почему следователь считает, что, приобщив заявление о преступлении к этому уголовному делу, он не должен принимать решение о возбуждении уголовного дела или отказе в его возбуждении по факту убийства?

Вместо Сафаралиева на это ответил Гамдуллаев, заявивший, что "в рамках дела не принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела, оно рассматривается отдельно".

Затем выступил адвокат Мурад Магомедов. Он отметил, что для представителей Гасангусенова важно прояснить, являются ли сведения об убийстве двоих людей достаточными для принятия решения о возбуждении уголовного дела.

Почему заявление об убийстве двух человек Следственный комитет не считает заявлением о преступлении и основанием для возбуждении уголовного дела? Представитель следствия ответил, что этому факту дана оценка в рамках уголовного дела, возбужденного по ст. 317 УК РФ.

Мурад Магомедов подчеркнул, что называть заявление Гасангусенова об убийстве сыновей обращением, не содержащим признаков преступления – верх цинизма.

Говоря о состоянии уголовного дела, Мурад Магомедов отметил, что у представителей отца есть ответы из республиканской прокуратуры за подписью Ибрагимова и Гарунова, в которых сказано, что в настоящий момент следствие проверяет версию о том, что братья Гасангусеновы открыли огонь и ответным огнем были убиты.

Однако по заявлению Гасангусенова никакой проверки не проводилось и ответа не было.

Адвокат Шамиль Магомедов отметил, что прошло семь месяцев с момента возбуждения уголовного дела по статьям 317 и 222 УК РФ, а процессуального статуса убитые братья Гасангусеновы до сих пор не имеют. Адвокат попросил представителя следствия объяснить этот факт.

Гамдуллаев ответил, что в настоящее время проводится предварительное следствие и по его результатам следователем будет принято процессуальное решение, которое в случае несогласия можно будет обжаловать.

На вопрос юриста Галины Тарасовой, есть ли подтверждение, что ответ на заявление о преступлении Гасангусенову или его представителям был отправлен, следователь Сафаралиев ответил, что такой информации у него нет.

Прокурор в своем выступлении вновь отметил, что в заявлении отца не указаны какие-либо конкретные признаки преступления. Там сказано, что обнаружены трупы братьев Гасангусеновых, что они не являлись боевиками и поэтому есть предположение, что было совершено преступление. Расследование пока не окончено.

Проверка, проведенная республиканской прокуратурой по уголовному делу, возбужденному по ст. 317 и 222 УК РФ, подтвердила доводы Гасангусенова, что его дети не являются боевиками. "Если не будет установлен факт посягательства на сотрудников правоохранительных органов, а доказаны иные события, то уголовное дело по ст. 317 УК РФ будет прекращено. Оснований считать заявление Гасангусенова сообщением о преступлении нет", – заключил прокурор.

Суд постановил удовлетворить жалобу Муртазали Гасангусенова и признать незаконным бездействие руководителя СУ СК РФ по РД, выразившееся в неуведомлении Гасангусенова о результатах рассмотрения и принятом решении по его заявлению от 31.01.2017 о возбуждении уголовного дела по факту убийства его сыновей.

Суд обязал руководителя СУ СК РФ по РД устранить допущенные нарушения закона.