Почему задержали корреспондента "Новой" Али Феруза

                       За развитием событий следит юрист Комитета
                      по предотвращению пыток 
                      Dmitriy D Piskunov. 

Заявление редакции «Новой Газеты»

Сегодня утром у подъезда своего дома был задержан корреспондент «Новой газеты» Али Феруз. Сотрудники МВД препроводили его в ОВД «Пресня», по дороге Али успел сообщить в редакцию о своем задержании. Нам удалось выяснить: по результатам проверки у полиции не возникло никаких претензий к нашему сотруднику. Однако его личностью заинтересовалась ФСБ.

Али работает в «Новой» больше года, он талантливый журналист, он наш товарищ, и его судьба — наша большая забота.

Худоберди Нурматов — это его имя по паспорту. Имя, с которым, чего уж, в России непросто жить — не то, что работать в журналистике. Али Феруз — это творческий псевдоним.

Он гражданин Узбекистана, хотя вырос в России, на Алтае. В Горно-Алтайске живет его мама, гражданка России. Окончив там школу, Али вернулся на родину, в Узбекистан. Восемь лет назад он вынужден был оттуда бежать обратно в Россию. Одна из причин, по которой Али уехал из Узбекистана: тамошние спецслужбы принуждали его к сотрудничеству.

И он, конечно, не единственный гражданский активист в Узбекистане, который получил такого рода предложение. Ему было понятно, что это предложение, которое не предполагает отказа.

В России Али начал сотрудничать с правозащитниками — работал с «Гражданским содействием», Amnesty International. Стал писать для «Новой газеты». Тут нечего скрывать — он для нас находка. Уровень владения русским языком позволяет ему профессионально работать со словом. Кроме того, он говорит сразу на нескольких языках стран-соседей, умело ориентируется в закрытой среде мигрантов, открывая ее для россиян. В этническую среду, процессы в которой сложны и недоступны для наблюдения, очень сложно попасть. Надо знать нравы, языки, обычаи. У Али здесь несомненные преимущества перед многими коллегами.

На страницах газеты он сумел организовать диалог между московскими властями и московскими дворниками. Благодаря ему из подвалов продуктового магазина на окраине Москвы были освобождены граждане Киргизии, удерживаемые в рабстве.

Его публикации мы без стеснения отправляли на профессиональные конкурсы — и он побеждал.

Главная и единственная проблема Али состоит в том, что у него нет паспорта.

Его паспорт был украден в 2012 году. Для восстановления документа, по законам Узбекистана, Али должен был обратиться в посольство Узбекистана в Москве, а затем вернуться на родину. Дальнейшее развитие событий всем понятно: задержание, обвинение в сотрудничестве с террористическими организациями, тюремный срок.

Специалисты Министерства внутренних дел РФ, куда мы обращались с ходатайством о предоставлении Али временного убежища на территории России, проверили его прошлое.

Там нет темных пятен. Он не совершал преступлений, не находился в розыске, никогда не числится в списках людей, подозреваемых в экстремизме или разделяющих радикальные идеи. Однако даже с учетом этих выводов, МВД не имеет права игнорировать требования российского закона. А закон требует паспорта.

Мы обращались к Уполномоченному по правам человека в РФ и в Совет по правам человека при Президенте. Наконец, мы обращались к Президенту. Суть полученных нами ответов: проблема, без сомнений, будет решена. Но — нужен паспорт. И это — ловушка, из которой Али самостоятельно не выбраться.

Недавно Али получил из МВД письмо об отмене решения об отказе в предоставлении ему временного убежища. Он вновь ходил в миграционный отдел на интервью. До тех пор, пока ходатайство о предоставлении убежища не будет рассмотрено вновь, Али имеет полные законные основания находиться в России. Он ждет, как решит поступить с ним страна, в которой он прожил большую часть своей жизни. Которую он считает своей родиной.

Корреспонденты Life, которые находятся у дверей ОВД «Пресня», уже сообщили о том, что «Нурматов проходил по делу о вербовке в радикальную запрещённую организацию «Ат-Такфир валь хиджра» в 2007 году», и казанские полицейские якобы занимались его розыском. У нас, однако, нет никаких оснований не доверять полиции, которая по обращению «Новой газеты» провела проверку личности нашего автора.

И еще: мы верим здравому смыслу. Каждый день мы, коллеги Али, видим его в коридорах редакции, читаем его тексты. Мы поднимаем вместе с ним тосты на редакционных вечеринках. Мы разглядываем в фейсбуке фото его новой татуировки. Мы просто не верим, что этот человек — радикальный исламист.

Мы полагаем: известие о том, что Али сотрудничал с террористами, пришли нашим спецслужбам от их коллег из Узбекистана. А у узбекских спецслужб были свои мотивы.

В тот момент, когда Али был задержан полицейскими, он вышел из дома, чтобы встретить в аэропорту документы, которые с кем-то из знакомых отправила ему мама. Там была справка из школы, где он учился, выписка из домовой книги — о том, что Али был прописан вместе с мамой. Ее справка об инвалидности.

И еще: буквально вчера мы с Али обсуждали законопроект, который вносят в Госдуму депутаты Затулин и Поклонская — о предоставлении гражданства России «по праву почвы» — тем, кто кровно и культурно с нею связан. Кто именно в России видит свою судьбу.

Али большие надежды возлагал и на закон, и на Россию.

Источник: Новая газета