Заключенный карельской колонии подал жалобу в Европейский Суд

Защита заключенного сегежской ИК-7 Хазбуллата Габзаева, на которого за сообщения о пытках завели дело о нападениях на сотрудников ФСИН, подала жалобу в Европейский Суд по правам человека.

Как передает Медиазона, об этом в блоге на "Эхе Москвы" написала Анастасия Зотова, супруга политзаключенного Ильдара Дадина, который отбывал срок за неоднократные нарушения на митингах в этом же учреждении.

"Надеемся на скорую реакцию от ЕСПЧ в целях обеспечения безопасности Габзаева и его перевода из республики Карелия, например, в СИЗО или (лучше!) медицинское учреждение в другом регионе", – подчеркнула она. В фейсбуке Зотова пояснила, что жалоба касается пыток.

Осужденного мусульманина Габзаева заставляли есть свинину, а за отказ помещали в ШИЗО, на этой почве он регулярно конфликтовал с сотрудниками колонии, а также сообщал об избиениях.

"Войдя в камеру, охранники заставили меня лечь на пол и накрыли покрывалом. Придавили к полу голову чем-то очень тяжелым, скорее всего, ногой. Очень сильно затянули наручники за спиной <…>. После этого они заставили выйти в коридор. В процессе, когда я выходил в коридор, кто-то из охранников сильно дернул наручники вверх, отчего я испытал сильную боль в руках. В знак протеста я сломал видеорегистратор, который находился у меня в камере. Через 15–30 минут за мной пришли охранники и повели в кабинет начальника ИК. Перед кабинетом начальника меня остановили и нанесли удары в область живота. В истязании участвовало два охранника, каждый из которых нанес по несколько ударов", – утверждал заключенный в адвокатском опросе.

В феврале на него завели уголовное дело о нападениях на инспекторов. Сотрудники правоохранительных органов неоднократно утверждали, что у них имеются записи нападений, но, как замечает Зотова, правозащитникам их не продемонстрировали.

В сегежской ИК-7 отбывал часть срока экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский, а политзаключенный Ильдар Дадин осенью 2016 года в открытом письмо утверждал о регулярных пытках и избиениях в колонии. Проверки, которые проводили правоохранительные органы, пока "не выявили нарушений прав заключенных".