Ингушетия: в возбуждении уголовного дела в отношении Магомеда Муцольгова отказано

Руководителю правозащитной организации "Машр" Магомеду Муцольгову вручили постановление Следственного отдела по г. Карабулак следственного управления СК РФ по Республике Ингушетия об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении него в связи с отсутствием события преступления.

Об этом сообщает Правозащитный центр "Мемориал". Постановление подписано 26 декабря 2016 года следователем по особо важным делам С. М. Барахоевым.

6 ноября 2015 года около 7:00 в офис правозащитной организации "МАШР" в Карабулаке явились несколько десятков сотрудников ГУ МВД России по СКФО. Они предъявили постановление Верховного суда Республики Ингушетия от 20 октября 2015 года о проведении по адресу НКО "оперативно-розыскной деятельности": обследования (досмотра) помещения, здания, сооружения, участков местности и транспортных средств.

В постановлении также было сказано, что обследование проводится на основании информации о том, что Магомед Муцольгов, "действуя в интересах и по указанию зарубежных НКО", реализует различные экстремистские проекты и при этом тщательно скрывает свою причастность к экстремистской деятельности.

В ходе обыска, который продолжался в течение нескольких часов, сотрудники ГУ МВД России по СКФО изъяли всю документацию организации, забрали также компьютеры, планшеты, телефоны, фото– и видеотехнику.

9 декабря 2015 года Магомеда Муцольгова вызвали для беседы в МВД РИ. Опрос вел следователь по особо важным делам следственного отдела следственного управления МВД РФ по РИ Н. Ф. Соколов. При опросе присутствовал адвокат Муцольгова Д. Абубакаров.

Следователь показал Муцольгову список названий файлов и попросил указать, какие из них ему знакомы, особое внимание следователь обратил на файл под названием "Мои любимые". По словам Муцольгова, многие из перечисленных названий были ему не знакомы, в том числе и этот файл. Следователь сообщил ему, что при осмотре жесткого диска компьютера, изъятого во время обыска в офисе "МАШР", обнаружили несколько файлов с запрещенными материалами, среди прочих и файл "Мои любимые", содержащий материал с детской порнографией.

Магомед Муцольгов публично заявил, что не имеет к нему никакого отношения.

В постановлении следственного отдела по г. Карабулак от 26 декабря 2016 года, в частности, сказано: "Согласно ответам, полученным из УФСБ по РИ, ЦПЭ МВД по РИ и УРР МВД РИ, компрометирующими сведениями в отношении Муцольгова М.А., в том числе его причастности к изготовлению, распространению, публичной демонстрации террористических, экстремистских и порнографических материалов они не располагают.

Проанализировав имеющиеся материалы, в том числе и результаты компьютерной и лингвистической экспертиз, следствие приходит к выводу об отсутствии объективных данных о причастности Муцольгова М.А. к загрузке в системные блоки вышеуказанных роликов с участием членов международной террористической организации".

На основании изложенного следователь постановил "отказать в возбуждении уголовного дела по факту обнаружения в системных блоках АНО „Машр“ файлов с материалами о деятельности бандподполья (в том числе и в отношении Муцольгова Магомеда Адамовича) по признакам ч.1 ст. 205.2, ч.1 ст. 282, ч.1 ст. 280 УК РФ по основанию предусмотренному п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием события преступления; отказать в возбуждении уголовного дела по факту обнаружения в системных блоках АНО „Машр“ фотографий и видеороликов порнографического характера (в том числе и в отношении Муцольгова Магомеда Адамовича) по признакам ч.1 ст. 242.1 УК РФ по основанию предусмотренному п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием события преступления" (ч.1 ст. 205.2 (призывы к террористической деятельности), ч.1 ст. 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства), ч. 1 ст.280 (публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации) УК РФ и ч.1 ст. 242.1 УК РФ (изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних).

Сам Муцольгов в публикации от 12 февраля 2017 годав своем блоге обращает внимание на два обстоятельства: "Во-первых, в постановлении указывается, что один из файлов был загружен на компьютер 6.11.2015 года, а учитывая тот факт, что 06.11.2015 года 30 вооруженных полицейских были у меня в гостях уже с 7 часов утра и, уходя, забрали с собой всю технику, то вряд ли надо гадать, кто загрузил на компьютер этот ролик.

Во-вторых, в материалах дела и во всех постановлениях указывается, что все видео и фото, которые якобы были обнаружены, находились в персональном компьютере. Если кто не знает, то это такая металлическая коробка, со стоящими отдельно от нее телевизором, клавиатурой и мышкой.

А вот в материалах дела есть еще один документ, где дает объяснение некий понятой, участвовавший в осмотре изъятой техники, которое почему-то происходило в Махачкале. Так вот он говорит, что при нем вскрывали ноутбук и в нем нашли все те материалы, которые согласно официальной версии якобы были обнаружены в компьютере. Так вот, отличие ноутбука от компьютера в том, что ноутбук раз в 20 меньше компьютера и телевизор, клавиатура и мышка объединены в одно целое, получается что-то, по размерам напоминающее черную кожаную папку, в которых чиновники носят свои документы".

 

По мнению Магомеда Муцольгова, "подобные дела дискредитируют не только общественных деятелей, но и бьют по репутации правоохранительной системы в частности и государства в целом. Очевидно, что год работы правоохранительных и следственных органов по несуществующему поводу является не только непозволительной роскошью, но и не дешево обходится бюджету нашей страны. Вот к каким потерям времени и ресурсов, приводят политизированные дела, которые не имеют никакого отношения к правовому полю".