О проблеме захоронений погибших во время Первой чеченской войны

На кладбище села Побединское Грозненского сельского района Чечни захоронили останки 109 человек. Поскольку останки не опознаны, они были захоронены под номерами, что позволит, в случае опознания, эксгумировать их и передать родственникам.

По официальным данным, массовое захоронение — останки примерно 160 человек — было найдено сотрудниками Министерства обороны РФ в 2014 году рядом с христианским кладбищем в Октябрьском районе Грозного.

Как рассказали сотрудникам Правозащитного центра "Мемориал" местные жители, чьи родственники пропали без вести во время военных действий, о захоронении в Октябрьском районе некие военнослужащие сообщили матерям солдат, которые искали сыновей, пропавших без вести в годы двух чеченских войн.

Солдатские матери, в свою очередь, обратились в Министерство обороны РФ, сотрудники которого и установили точное местонахождение захоронения.

Как сообщили официальные источники, извлеченные из захоронения останки были вывезены в лабораторию в Ростов-на-Дону для опознания.

По официальным сообщениям, за два года удалось опознать только двоих российских военнослужащих, их останки передали родственникам.

Остальные, предположительно, являются жителями республики, и руководство ЧР приняло решение похоронить их на территории Чечни — частью это было сделано 31 декабря, остальные должны быть похоронены через год.

Захоронение производили служащие муфтията Чеченской Республики во главе с муфтием Салахом Межиевым.

* * *

Как минимум один житель республики, чьи останки были обнаружены в 2014 году в Октябрьском районе Грозного, был опознан и похоронен на родовом кладбище, рассказали сотруднику ПЦ "Мемориал" его родственники.

31 декабря 1994 года Висита Батаев, 1967 г.р., уроженец села Комсомольское (ныне Гой-Чу, также известное как Саади-котар) Урус-Мартановского района Чечни, житель Грозного, и его сосед, Муса Исраилов, 1963 г.р., пропали без вести. У Батаева остались двое детей, на момент исчезновения отца им было два и четыре года.

Много лет родные безрезультатно искали пропавших. Поиском Виситы Батаева более 20 лет, пока позволяло здоровье, занимался его отец, Абуязит Батаев.

Он обращался во всевозможные инстанции, встречался и обменивался информацией с родственниками других пропавших без вести. Едва ли не первыми в республике они сделали генетический паспорт, использовав для этого анализы ДНК младшего сына Виситы. Большую помощь в поисках оказывала Миротворческая миссия имени генерала Лебедя.

В 2014 году в Октябрьском районе Грозного было обнаружено захоронение. Извлеченные из него останки были вывезены в лабораторию в Ростов-на-Дону, и осенью 2016 года родственники Батаева получили от сотрудников Миротворческой миссии имени генерала Лебедя сообщение, что среди тел предположительно опознаны останки Виситы Батаева.

Сверка ДНК обнаруженных останков и данных из генетического паспорта окончательно подтвердила это предположение.

29 октября 2016 года, спустя почти 22 года после исчезновения, родные своими силами привезли домой и похоронили на родовом кладбище останки Виситы Батаева.

"Всевышний принял мои молитвы и теперь я могу уйти спокойно", — сказал после похорон Абуязит Батаев. Через двадцать дней его похоронили рядом с сыном.

Останки исчезнувшего вместе с Батаевым Мусы Исраилова в 2014 году были идентифицированы и преданы земле на родовом кладбище села Ахкинчу-Борзой Ножай-Юртовского района.

Их нашли на Богородском кладбище Москвы в могиле неизвестного солдата. Как рассказали родственники Мусы Исраилова сотрудникам ПЦ "Мемориал", останки некоторых убитых около шести лет содержались в рефрижераторах, а затем были захоронены на разных кладбищах России.

* * *

В Чеченской Республике в ходе двух войн пропали без вести тысячи людей, и их родственники до сих пор ничего не знают о пропавших.

Люди, чьи останки были обнаружены в Октябрьском районе Грозного и похоронены в Побединском, также не опознаны, и их родственники, вполне возможно, до сих пор продолжают их разыскивать.

С 2013 года в Чечне родственникам пропавших без вести выдают так называемые "генетические паспорта", или ДНК-паспорта, в которых содержатся параметры генотипа, позволяющие идентифицировать останки.

Поэтому тот факт, что о планируемом захоронении останков власти Чечни никого не оповещали, вызвал среди жителей Чечни вполне понятное недовольство. Первые сообщения о происходящем на сельском кладбище и фотографии тел в полиэтиленовых мешках по мессенджеру WhatsApp были отправлены жителями села. Процедура захоронения началась утром и закончилась до обеда.

Жители республики, до сих пор разыскивающие пропавших в годы войны родственников, не имели возможности узнать о планируемом захоронении и сверить данные своих ДНК-паспортов с генетическими картами останков, опознать своих родственников, забрать их тела и похоронить на родовом кладбище, рядом с другими умершими родными.

Также недоумение жителей республики, с которыми общались сотрудники ПЦ "Мемориал", вызывают и другие вопросы — почему захоронение состоялось накануне Нового года и почему выбрали именно это кладбище, расположенное в глухом и малонаселенном месте?

Уже после захоронения муфтий ЧР Салах Межиев сообщил, что те, у кого есть ДНК-паспорта, могут подойти в муфтият, сверить анализы и узнать, есть ли среди похороненных их родственники. Но жителям республики совершенно непонятно, что помешало провести эту проверку до захоронения, – отмечает Правозащитный Центр "Мемориал".