К юбилею Юлия Кима (+ВИДЕО)

Исполнилось 80 лет поэту, барду, диссиденту советской эпохи Юлию Черсановичу Киму. Редакция портала "Права человека в России" (HRO.org) сердечно поздравляет маэстро с юбилеем и желает здоровья и новых стихов.

* * *

Юлий Ким: Сохранять и преумножать память

"<...> Когда я вспоминаю о маме, то одна мысль всегда гнетет меня чрезвычайно. О памяти нашего поколения и о своей собственной, и шире – о национальной памяти. Когда я учился в 9-м классе, мы с мамой жили в Туркменистане и была у нас экскурсия на великую стройку социализма, в город Тахиаташ, где начиналось сооружение очередного сталинского гиганта (правда, вскоре после кончины самого мудрейшего стройка была свернута).

Мы приехали в молодой "город будущего", город социалистической стройки, и вся наша комсомольская стайка девятиклассников ходила вслед за инженером, который охотно водил нас от объекта к объекту и рассказывал, какие замечательные технологические новшества здесь применяются.

Мы записывали в блокнотики про радужные перспективы и как будто не замечали, что все эти объекты обнесены колючей проволокой. Все до единого. И мы видели угрюмые взгляды зэков, перетаскивавших на носилках последнее слово строительной техники – шлакоблоки. Мы видели, что город будущего строится руками социалистических рабов.

Что по городу, опутанному колючей проволокой, идут толпы заключенных в сопровождении автоматчиков с собаками. Моя молодая память все это зафиксировала. Но сознание ничего этого не принимало и не впускало.

И вернувшись в наш Ташауз, я со всеми остальными комсомольцами совершенно искренне писал сочинение, что мы видели город будущего с блистательными перспективами, и хоть бы капля сомнения проникла в мою голову и мое сочинение.

Думая о природе нашей памяти, я пытаюсь понять, что же заставляло нас отмахиваться от очевидного?

 


Юлий Ким

Метастазы этого страха – потому что природа отмахивания, конечно, коренится в страхе (хотя не только в нем!), – очень долго держались во мне. Вот ушла моя матушка, ушел Петя Якир, с которым я дружил, и еще многие-многие близкие мне люди, а я только сейчас спохватываюсь, что не успел их расспросить об очень важном.

Ну, мама не любила говорить о лагерях, но дело не только в ней. Во мне самом, уже взрослом и много обдумавшем, торчала заслонка, мешавшая расспросить живых очевидцев тех времен и той огромной катастрофы.

* * *

Поэтому когда я думаю о "Мемориале", само название которого связано с памятью, я вспоминаю "Дракона" Шварца, где есть книга, в которую записываются все-все человеческие действия. Я вспоминаю и о "Хронике текущих событий" и гораздо шире – о том, что сохраняет московский "Мемориал" и все "Мемориалы" в регионах нашей страны.

Сохранять и преумножать память – великое дело, и высшая степень немилости у сегодняшней власти только подтверждает его необходимость и важность.

* * *

Не знаю, дойдет ли дело до того, что называют словом "покаяние". Есть люди, убежденные, что ничего не пойдет на лад в России, пока все не встанут на коленки и не покаются за свое прошлое. Эта мистическая картина вызывает у меня если не смущение, то, по крайней мере, улыбку. Она представляется мне невозможной.

Но все же мы знаем о покаяниях высшей государственной власти, как Конрад Аденауэр приезжал в Израиль и приходил к Стене Плача. Есть и другие примеры того, как большие государственные мужи извинялись за содеянное их предшественниками – это было хоть какое-то суммарное воплощение раскаяния. Дойдет ли до этого в нашей несчастной России, я не знаю, но в каких-то поколениях это скажется. В художественных произведениях это звучит время от времени, но в общественном возгласе пока никак.

Есть великая заповедь: человек должен ведать, что он творит. Заслуга мемориальских летописцев в том, что они сохраняют память и разъясняют, что и как мы творим <...>

 


Юлий Ким. Фото Веры Васильевой, HRO.org

Юлий Черсанович Ким родился в семье переводчика с корейского языка Ким Чер Сана (1904—1938) и учительницы русского языка и литературы Нины Валентиновны Всесвятской (1907—1974). В 1938 году его отец был расстрелян, мать до 1946 года была в ссылке. После ареста родителей 16 лет провёл в Калужской области и в Туркмении. В 1954 году вернулся в Москву.

Окончил историко-филологический факультет Московского государственного педагогического института (1959), до 1963 г. по распределению работал в школе на Камчатке (п. Анапка Карагинского района), затем несколько лет в Москве, преподавал литературу, историю и обществоведение (в том числе — в школе-интернате номер 18 при МГУ имени М. В. Ломоносова).

Уже в эти годы Юлий Ким стал писать и разыгрывать с учащимися авторские песенные композиции с интермедиями и вокальными сценами, в которых были все элементы мюзикла.

В 1965—1968 годах Юлий Ким становится одним из активистов правозащитного движения, вследствие чего вынужден был вплоть до 1985 года публиковаться под псевдонимом "Ю. Михайлов".

В 1966 году он женился на Ирине Петровне Якир (1948—1999) — внучке репрессированного командарма Ионы Якира. Отец Ирины, известный правозащитник и диссидент Пётр Якир, был арестован в 14 лет и вышел на свободу только в 32 года.

Юлий Ким в 1967—1969 годах подписывал многочисленные коллективные письма с требованиями соблюдения прав человека, адресованные властям. Он, вместе со своим тестем П. Якиром и с И. Габаем, был соавтором обращения "К деятелям науки, культуры и искусства" (январь 1968) о преследованиях инакомыслящих в СССР. Проходил в оперативных сводках КГБ под кодовым именем "Гитарист". К этому же периоду относится и ряд песен Кима, тематически связанных с диссидентскими сюжетами: суды, обыски, слежка.

В 1968 году Ким окончательно расстался со школой по воле начальства, не простившего ему участия в правозащитном движении (а также таких песен, как "Адвокатский вальс", Господа и дамы и других). С тех пор Ким ведёт жизнь свободного художника.

Ещё будучи студентом пединститута Юлий Ким начал писать песни на свои стихи (с 1956 года) и исполнять их, аккомпанируя себе на семиструнной гитаре с особым "цыганским" строем. Его первые концерты прошли в Москве в начале 1960-х годов, молодой автор быстро вошёл в круг самых популярных бардов России.

С 1968 года он стал профессионально заниматься сочинением песен и пьес для театра и кино. Будучи участником диссидентского движения, долгое время появлялся в титрах кинофильмов и афишах спектаклей под псевдонимом "Ю. Михайлов", поскольку для начальства фамилия "Ким" звучала по-диссидентски крамольно. При этом публиковаться он не мог даже под псевдонимом.

В марте 1968 года Юлий Ким вместе с Александром Галичем, Владимиром Бережковым и другими бардами участвует в Фестивале авторской песни, организованном клубом "Под интегралом". Большинство песен Юлия Кима написано на собственную музыку, многое написано также в соавторстве с такими композиторами, как Геннадий Гладков, Владимир Дашкевич, Алексей Рыбников.

В 1970—1971 годах Юлий Ким принимал участие в работе по подготовке "Хроники текущих событий". Затем Юлий Ким отошёл от активной правозащитной деятельности. В 1974 году Юлий Ким вступает в Московский профком драматургов и начинает работу над собственными пьесами. В 1985 году он исполнил главную роль в спектакле по своей пьесе "Ной и его сыновья", отказался от использования псевдонима и начал публиковаться под собственным именем. Тогда же вышел первый диск с его песнями — "Рыба-кит".

После начала перестройки фирма грамзаписи "Мелодия" выпустила пластинку с песнями Кима (1988); в титрах кинофильмов появляется его фамилия. Песенная пьеса-композиция "Московские кухни" (1990) стала своеобразной вехой темы диссидентства в творчестве Кима.

К настоящему времени дискография Юлия Кима насчитывает более 20 наименований дисков, аудио- и видеокассет с записями песен. Песни Юлия Кима вошли во все антологии авторской песни, а также во многие поэтические антологии современной русской поэзии, в числе которых "Строфы века" (составитель Евгений Евтушенко, 1994).

Член Союза кинематографистов (1987), Союза писателей (1991), Пен-клуба (1997). Автор около пятисот песен (многие из них звучат в кинофильмах и спектаклях), трёх десятков пьес и десятка книг.

Лауреат премии "Золотой Остап" (1998). Лауреат российской Государственной премии имени Булата Окуджавы (2000).

В 2002 году перевёл мюзикл Нотр-Дам де Пари на русский язык, является автором русской версии сценария этого знаменитого спектакля и большинства песен. Позже на сцене Театра оперетты в Москве были поставлены мюзиклы "Монте-Кристо", "Граф Орлов", "Анна Каренина", автором либретто которых является Юлий Ким.

С 1998 года живёт попеременно в Иерусалиме и Москве. Член редколлегии "Иерусалимского журнала".

7 марта 2008 года Юлий Ким вместе с другими бардами участвовал в Фестивале авторской песни "Снова „Под интегралом“ — 40 лет спустя", посвящённом возрождению клуба "Под интегралом" и сорокалетию Фестиваля 1968 года.

В 2010 году написал стихи на музыку П. Чайковского к полнометражному мультфильму Гарри Бардина "Гадкий утёнок" (по Г.-Х. Андерсену).

В 2015 году решением жюри общества поощрения русской поэзии Юлию Киму была присуждена национальная премия "Поэт".