ЕСПЧ коммуницировал жалобу на неоказание медпомощи осужденному

Европейский Суд по правам человека коммуницировал жалобу вдовы Вячеслава Павлова на неоказание надлежащей медицинской помощи в ИК-8 УФСИН по Татарстану.

Об этом сообщает юрист Регина Гаязова, которая по инициативе правозащитной организации "Зона права" представляет интересы вдовы в ЕСПЧ.

Европейский суд задал правительству России ряд существенных вопросов по делу. В частности, (1) оказывалось ли медицинское лечение в медсанчасти ИК-8 и ИК-2 и было ли оно качественным, достаточным? (2) Какие специалисты и как часто осматривали пациента, обладали ли они соответствующей квалификацией? (3) Почему лечение было прервано 14 февраля 2014 года? (4) обеспечили ли российские власти жизнь и здоровье Павлова надлежащим образом в соответствии со статьями 2 и 3 Конвенции?

От российских властей потребовали предоставить всю медицинскую документацию по Павлову.

Кроме того, ЕСПЧ предложил обеим сторонам заключить мировое соглашение. Ответы сторон должны быть получены Европейским судом до 16 декабря 2016 года.

Заключенный Вячеслав Павлов страдал целым букетом тяжелых заболеваний, в том числе хроническим вирусным гепатитом С.

В январе 2014 года состояние узника резко ухудшилось. В течение месяца он успел побывать в больнице для осужденных ИК-2 Казани, медсанчасти ОАО "Татнефть", Альметьевской центральной райбольнице и т.д.

16 февраля 2014 года он умер в санитарной части ИК-8 УФСИН РФ по Татарстану, расположенной в Альметьевске.

Судебно-медицинские эксперты выявили диагностические и тактические дефекты на всех этапах обращения Павлова за медпомощью: (1) непроведение комплексной консультативно-психологической помощи по выработке мотивации и приверженности к лечению; (3) необоснованные переводы из одного медучреждения в другое; (4) непроведение прижизненного консилиума для решения вопроса о причине постоянных головных болей и впоследствии бессознательного состояния (кома) и т.д.

Тем не менее, уголовное дело, возбужденное по статье "Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека” (ч. 2 ст. 293 УК РФ), было прекращено.

Адвокат Раушания Камалова, представлявшая интересы потерпевшей стороны на этапе предварительного следствия, инициировала проведение внесудебного медицинского исследования на кафедре судебной медицины и правоведения Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова.

Независимые специалисты установили нарушения со стороны сотрудников подразделений медслужбы УФСИН РФ по Татарстану.

Среди них – недиагностирование у осужденного заболевания, приведшего к смерти – токсоплазменного диффузного энцефалита; (2) отек головного мозга (как причина смерти) находится в прямой причинной связи с основным диагнозом – токсоплазменным диффузным энцефалитом и т.д.

Несмотря на выводы экспертов, в 2015 году Вахитовский районный суд Казани отказался удовлетворить иск вдовы к федеральной казне о компенсации морального вреда. Верховный суд Татарстана оставил это решение без изменений.

Как считает юрист Регина Гаязова, российские власти нарушили статьи 2 и 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод – "Право на жизнь" и "Запрет бесчеловечного и унижающего достоинство обращения".