Активистки "Голоса Беслана" о наказании за акцию

Действия активистки "Голоса Беслана" Эмилии Бзаровой во время протестной акции переквалифицированы Верховным судом Северной Осетии, в связи с чем ей смягчено наказание – с 20 до 10 часов общественных работ. Активистки сочли решение суда необоснованным, а смягчение наказания – незначительным.

1 сентября активистки "Голоса Беслана" провели акцию протеста, на которую пришли в футболках с обвинениями в адрес Путина. Шестерых женщин задержали и приговорили к штрафам и общественным работам. Они подали жалобы на приговор.

Участницами акции 1 сентября 2016 года стали женщины, которые были заложницами и потеряли детей во время бесланского теракта. Организация "Голос Беслана" создана пострадавшими от теракта в бесланской школе и выступает за проведение независимого расследования событий 1-3 сентября 2004 года. Активистки "Голоса Беслана" уверены, что власти могли не допустить массовой гибели заложников при операции по их освобождению.

Заседание 31 октября началось с допроса сотрудницы МВД, капитана Батаговой, которая составила протокол об административном правонарушении в отношении Эмилии Бзаровой.

В ходе предыдущего заседания Эмилия Бзарова рассказала, что протокол составлялся без ее участия. Однако капитан Батагова сегодня настаивала на обратном. По ее словам, Бзарова "отказалась подписывать протокол, несмотря на то, что ей это предлагали".

Самой Бзаровой на заседании не было, ее интересы представляла Элла Кесаева. В протоколе говорится о том, что Бзарова "принимала участие в публичной акции путем нанесения на одетую на себя майку надписи в адрес Путина.

В ходе заседания показания дали свидетели защиты Альма Хамицева и Зарема Бедошвили. Так, Хамицева заявила, что активистки "Голоса Беслана" в ходе акции "стояли спокойно, никаких оскорбительных высказываний не делали". "Никаких листовок у них также не было. К ним, наоборот, подходили сотрудники и провоцировали. А при задержании женщины им говорили, что сами зайдут в отделение МВД, но после того, как сходят на кладбище", – сказала суду Альма Хамицева.

Схожие показания дала суду и Зарема Бедошвили. После допроса свидетелей судья удалилась в совещательную комнату для вынесения решения.

Альма Хамицева рассказала в перерыве заседания, что она видела момент задержания Кесаевой. "Когда ее схватили, там такое творилось, все было в пыли. Я с трудом схватила с земли очки, чтобы не растоптали, и в этот момент около 10 человек задержали Эллу Кесаеву", – сказала Альма Хамицева.

В итоге, по решению суда, действия Бзаровой были переквалифицированы с части 2 статьи 20.2 КоАП (организация несогласованной акции) на часть 5 той же статьи (нарушение установленного порядка проведения акции). Как посчитал суд, Бзарова "была участницей, но не организатором акции". Показания свидетелей защиты были приняты во внимание судом, однако фактически были интерпретированы против Бзаровой.

"Свидетель Хамицева не опровергает сам факт участия в пикетировании Бзаровой и то, что полиция не раз предлагала пройти ей в ОМВД", – зачитала судья текст решения. В отношении протокола судья Кокаева заявила, что "документ был составлен по всем требованиям". "То, что там нет подписи Бзаровой, не влияет на его доказательную оценку", – посчитала судья.

Суд учел имущественное положение Бзаровой и тот факт, что она раньше за административные правонарушения к ответственности не привлекалась. Также суд принял во внимание то, что она ухаживает за отцом – инвалидом первой группы. Исходя из этого, наказание Бзаровой было изменено с 20 часов общественных работ на 10 часов.

Сразу после того, как судья Кокаева закончила читать решение суда, она обратилась к Элле Кесаевой, которая представляла в суде интересы других активисток. "Кесаева, все же хочу сказать, многое по делу получило такое направление, только потому что вы повели себя так, – сказала Кокаева. – Я так понимаю, что вы до конца все же не поняли, в чем вы и другие активистки обвиняются".

Решение суда явно расстроило активисток "Голоса Беслана". "Мы не виноваты", – заявила активистка Эмма Тагаева, которая не могла сдержать слез. В свою очередь Элла Кесаева заявила о том, что активистки "направят надзорную жалобу на решения судьи на имя главы Верховного суда, а затем будут обращаться в дальнейшие инстанции вплоть до Страсбурга".

По словам Кесаевой, когда судья сменила некоторым участникам акции, в том числе и ей самой, наказание с 20 часов общественных работ на штраф в 10 тысяч, она "не смягчила, а наоборот, ухудшила их положение". "Чтобы за 20 часов заработать 10 тысяч, это нужно в час зарабатывать 500 рублей, в Осетии таких денег никто не зарабатывает", – заявила Кесаева.

Заседание, прошедшее 31 октября, стало последним по жалобе активисток на приговор районного суда по статье КоАП 20.2.2 (организация несогласованной акции). Также все шесть активисток были обвинены в нарушении статьи 19.3.1 (неповиновение сотрудникам полиции). Суд продолжит рассмотрение жалоб по этой статье 3 ноября.

Источник: Алан Цхурбаев; "Кавказский узел"