Антидискриминационный центр "Мемориал" о закрытии дела о гибели Умарали Назарова

АДЦ "Мемориал", с самого начала поддерживавший семью погибшего ребенка и предоставивший адвокатов, категорически не согласен с оценкой следствием причин гибели ребенка таджикских мигрантов в Петербурге.

Стало известно, что 20 октября 2016 года принято решение о прекращении уголовного дела в связи со смертью год назад 5-месячного Умарали Назарова: следствие решило, что "отсутствует" событие преступления".

Выводы следователей о том, что не было вовсе "каких-либо факторов, в том числе "внешних условий", способствовавших наступлению смерти", представляются весьма сомнительными, – считают в Антидискриминационном центре "Мемориал".

Решение закрыть дело о гибели Умарали (возбужденное ранее СКР по Санкт-Петербургу по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст. 109 УК РФ, – причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) основывается на данных медицинской экспертизы, установившей, что смерть ребенка наступила в результате вирусной инфекции.

Выводы экспертизы подвергаются сомнению медиками, которые считают, что вирус не мог так быстро убить внешне здорового и бодрого ребенка (что следует из описания осмотра Умарали врачом при поступлении в больницу, куда его направили полицейские после задержания матери с младенцем в ходе антимигрантского рейда).

Но дело даже не в диагнозе – дело в обстоятельствах, предшествовавших трагической смерти, в которых СКР не увидел "злоупотреблений должностными полномочиями или их превышения в действиях сотрудников УФМС и полиции".

Значит, нет никаких "злоупотреблений полномочиями" в том, чтобы ворваться в квартиру, силой увести в отдел полиции молодую мать с грудным ребенком, отнять ребенка у матери, не позволить забрать его домой бабушке, приехавшей в отдел с документами на внука, послать ребенка в больницу как "подкидыша", а утром известить семью, что ребенок умер?..

Умер маленький человек – не нуждавшийся ни в каком лечении за несколько часов до смерти, по заключению осматривавших его педиатров. Умер не в канаве под забором, даже не в тюремной камере – в детской больнице, умер не от какой-то страшной онкологии, не от смертельной и неизлечимой болезни – от вирусной инфекции!

Судя по медицинской карте Умарали в больнице им. Цымбалина, ему там вовсе не назначили никакого лечения – и однако же следователи установили: "Недостатки оказания медицинской помощи, которые бы оказали влияние на течение основного заболевания и его исход, отсутствуют". Оказалось также, что "дефектов оказания медицинской помощи ребенку не выявлено".

Вот так – целый год выявляли дефекты, но так и не выявили – все правильно делали и полицейские, и сотрудники миграционной службы, и врачи… А что ребенок умер в результате, так этому есть в сообщении СКР прекрасное объяснение" "летальному исходу способствовало истощение иммунной системы".

Своим заявлением СКР возрождает страшные традиции ответов репрессивных органов прошлого века в СССР – "умер от истощения иммунной системы", "умер от вирусной инфекции", "злоупотреблений не выявлено", "фактов совершения действий, от которых могла бы наступить смерть ребенка по неосторожности, не установлено", – заявили в Антидискриминационном центре "Мемориал".