Дело о погибшей заключенной и неоказании должной медпомощи

Правозащитники направили в Европейский суд по правам человека свое возражение на Меморандум Правительства РФ по делу ВИЧ-позитивной Н. Она умерла через два месяца после освобождения судом из колонии в связи с тяжелой болезнью.

В письме ЕСПЧ также просят признать отца погибшей заявителем по коммуницированной жалобе и взыскать в его пользу 20 тысяч евро в качестве компенсации морального вреда. Об этом сообщает руководитель правозащитной организации "Зона права" Сергей Петряков, представляющий интересы отца умершей в ЕСПЧ. 37-летняя Н. страдала раком четвертой стадии, ВИЧ и хроническим гепатитом С.

В марте этого года Смольнинский райсуд Санкт-Петербурга, согласившись с мнением прокуратуры, отказался освободить женщину из колонии. При том, что, по словам лечащего врача, химиотерапия могла продлить жизнь Н. Однако провести процедуру в областной больнице имени Гааза УФСИН было невозможно из-за отсутствия соответствующей лицензии.

После обращения правозащитников в ЕСПЧ об оказании Н. экстренной медпомощи 18 мая Санкт-Петербургский городской суд отменил решение суда первой инстанции и освободил женщину. Однако уже через два месяца она умерла.

Уполномоченный РФ при Европейском суде Георгий Матюшкин пришел к выводу, что жалоба является неприемлемой для рассмотрения по существу. С его точки зрения, нарушений статей Конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрет бесчеловечного обращения и право на эффективные средства правовой защиты) в деле не имеется.

В августе "Зона Права" инициировала проведение независимой медицинской экспертизы специалистами, стаж работы каждого из которых превышает 23 года. Эксперты установили, что еще в мае 2015 года тюремные врачи выявили у Н. признаки рака.

Тем не менее, диагностика заболевания была проведена только через пять месяцев, специфическое же противоопухолевое лечение не начиналось и не проводилось. Хотя ей должны были оказать паллиативную медпомощь в стационаре и провести химиотерапию (ее рекомендовал онколог), лучевую терапию и т.д. В тюремной больнице Н. оказывалась лишь симптоматическая медпомощь – попросту говоря, снимали сильную боль лекарствами, и то не всегда. Осужденная неоднократно и безуспешно просила руководство ИК-2 и областной больницы имени Гаазза оказать ей надлежащую медпомощь.

"Российские власти прекрасно знали об отрицательной динамике здоровья Н. из-за отсутствия качественного лечения онкозаболевания, – говорит правозащитник Сергей Петряков. – Прокуратура же в суде возражала против освобождения женщины и заявляла, что в случае обострения заболевания ее можно перевести в онкодиспансер, но этого не произошло. Более того, сразу после отказа районного суда в освобождении Н. этапировали в ИК-2, где она была лишена возможности получать даже симптоматическое лечение". В связи с этим заявление властей РФ о неприемлемости жалобы являются несостоятельным, – убеждены правозащитники.