Кто подрывает авторитет судебной системы?

16 февраля 2016 года Владимир Путин, выступая перед российскими судьями в "Президент-отеле" в Москве, призвал не подрывать авторитет отечественной судебной системы.

"Проигравшие в судебном процессе нередко продолжают состязаться и после вступления решения суда в законную силу, организуют давление на суд по всем каналам, включая заказанные информационные кампании, не жалеют эпитетов и черных красок не только в отношении конкретного судьи или суда, но и всей судебной системы", – сказал президент России.

"Никто не должен запрещать людям высказывать свое несогласие, свое мнение", – заметил он. "Но и подрывать авторитет суда, судебной власти, а часто это делается в корыстных интересах, тоже недопустимо".

Сейчас у некоторых чиновников почему-то стало принято, вводя репрессивные практики, кивать на западный опыт (трактуемый нередко превратно). Мол, и в любимой либералами Америке есть законодательство об НКО-"иностранных агентах". И США бомбят Сирию. И так далее.

Я никогда не могла понять, почему мы непременно должны перенимать чужой негативный опыт, почему не заимствовать что-то хорошее. Но сейчас речь не об этом. Позволю себе и я сослаться на зарубежье.

Вряд ли там все поголовно преступники, получая наказание по результатам судебных процессов, остаются довольными. Там тоже судьи испытывают давление со стороны мафиозных группировок. Профессия судьи и там опасная.

Но это почему-то нисколько не умаляет высочайший авторитет института суда в западном обществе.

Обвинительный уклон нашего правосудия хорошо известен. Судьи редко выносят оправдательные приговоры, поскольку это могло бы означать, что работа следователя была некачественной.

Я занимаюсь судебной журналистикой больше десяти лет, и за всё это время присутствовала на оглашении лишь одного оправдательного приговора. Причем речь идет отнюдь не только о преследуемых, как считают правозащитники, по политическим мотивам. Но и о самых обычных людях. Вспомнить хотя бы историю психически больной Ларисы Галкиной, не причинившей вреда никому, кроме себя, и отправленной за решетку на четыре с лишним года. Или ученого-ядерщика, доктора наук из Обнинска Сергея Калякина, которому не помогли ни сотни ходатайств светил науки и уважаемых людей, включая Уполномоченного по правам человека в РФ Эллу Памфилову, ни множественные положительные характеристики и заслуги перед страной.

Можно вспомнить еще про широко известные специфические методы получения следователями признательных показаний, которые потом, как правило, становятся основой для обвинительных приговоров, несмотря на то, что подсудимые отказываются от них.

О раздавленном под колесами экскаваторов праве частной собственности московских торговцев, в чьих руках были вынесенные в их пользу решения судов.

Не такое ли отношение власти к праву подрывает авторитет судебной системы?

Да, это всё частные случаи. И, конечно, мой личный опыт не репрезентативен. Но историй таких тысячи. Официальная статистика тоже неутешительна.

Согласно данным судебного департамента Верховного суда России, за первое полугодие 2014 года по всем составам Уголовного кодекса в России было осуждено 331 тысяча 882 человека, а оправдано всего 1857 человек.

Еще в отношении более 5600 тысяч человек уголовные дела были прекращены в связи с отсутствием события или состава преступления или в связи с непричастностью к преступлению (реабилитирующие основания). По другим основаниям были прекращены дела в отношении 100 тысяч человек.

Присяжные в России оправдывают чаще: так в 2013 году они вынесли 20% оправдательных приговоров.

Как отмечалось в отчете специального докладчика ООН, причинами этого могут быть то, что присяжные действительно рассматривают доказательства, что они не боятся оправдательных приговоров, потому что, в отличие от судей, не могут лишиться за это работы, или что крайне сложно оказать давление сразу на всех присяжных.

Но около 25% таких оправдательных приговоров позже отменяются в вышестоящих инстанциях.

По данным журналиста и основателя движения "Русь сидящая" Ольги Романовой, которая, в свою очередь, ссылалась на статистику ЕСПЧ, 30% попадающих за решетку в нынешней России осуждают неправосудно. Это примерно 200 тысяч человек в год.

Боюсь, что никто не дискредитировал авторитет судебной системы больше, чем сами представители оной. И власти в целом.