Круглый стол "Художественные стратегии поддержки политзаключенных". Репортаж и фото HRO.org

В субботу, 22 марта 2014 года, в помещении Международного "Мемориала" состоялась дискуссия, связная с открывшейся там же неделю назад выставкой "Рисуем суд-2": "Художественные стратегии поддержки политзаключенных".

Как влияет на результаты кампаний в поддержку политзаключенных их эстетическое оформление? Как происходит подключение художников к кампаниям по судебным процессам? Кого поддерживают художники?

Эти и другие вопросы обсуждали собравшиеся в офисе "Мемориала" художники, кураторы выставок, гражданские активисты, журналисты, родные и близкие политзаключенных.

Открыл мероприятие социолог Александр Бикбов:

"Выставка "Рисуем суд-2", где проходит наше обсуждение, представляет собой попытку реализовать идеал активистского искусства, не покидающего публичного пространства и находящегося в постоянном взаимодействии с теми, кто оказывается в поле зрения художника.

Сегодняшняя дискуссия протекает в довольно нервной обстановке, когда поляризуется общество, когда господствующей моделью высказывания становится судилище. И осуждению на телевидении, в СМИ, с высоких государственных трибун подвергаются все новые и новые социальные группы, политические фигуры. Тема политзаключенных отступает в тень.

В этой ситуации остаются два очевидных полюса, между которыми разворачивается основная проблематика, основной диалог о возможности участия художников в работе по конструированию политического протеста и по проведению кампаний солидарности с теми, кто оказался под давлением репрессивной машины.

С одной стороны, это полюс кратковременных акций, собственно художественных, таких как перфомансы Pussy Riot или Петра Павленского. Это акции, направленные на то, чтобы система саморазоблачилась, показав свой репрессивный характер.

С другой стороны – это активистские эстетики длительных кампаний солидарности, в которые вносят вклад самые разные участники, включая художников. На этом полюсе мы находим баннеры, появляющиеся в уличном пространстве, логотипы, портреты, значки, сайты.

Между этими двумя полюсами и находится решение вопроса о судьбе политзаключенных. О том, будет ли данная тематика пользоваться публичным вниманием, будут ли политузники получать поддержку из-за стен тюрем. Крайне важным представляется решение вопроса о том, какую роль могут сыграть люди искусства в том, чтобы общественное внимание снова вернулось к теме политузников".

Затем слово взяла Татьяна Сушенкова – художница, фотограф и активистка. Ее выступление называлось: "Поддержка и возвращение в публичное пространство образов политзаключенных, на примере отдельных проектов: фоторепортажи, акции, экспедиции, одежда".

Мнение художницы о том, что визуальный образ политзаключенного очень важен для его поддержки обществом, разделил и медиа-активист Александр Бидин. Он сопоставил опыт двух кампаний в поддержку политзаключенных, в проведении которых принимал участие: дело "химкинских заложников" и дело Алексея Гаскарова.

"Очень важно проанализировать, что может помешать людям солидаризироваться с теми, кого вы защищаете. Власти всегда будут пытаться представить жертву репрессий в негативном свете. Это давление необходимо предотвратить, сформулировав определенный посыл.

Наша инициативная группа смогла создать правильный "мем" – "химкинские заложники". Этот "мем" оказался живуч, и впоследствии в масс-медиа Максима Солопова и Алексея Гаскарова уже так и называли. Это формировало определенное отношение людей к ним", – сказал Александр Бидин.

Художница, сокуратор выставки "Рисуем суд-2" Виктория Ломаско рассказала о жанре судебного репортажа – его традициях, особенностях и распространении.

"Мне кажется, для тех, кто участвует в поддержке политзаключенных, очень важно понять, какие практики работают, а какие нет. На своем опыте я убедилась, что можно за ночь нарисовать плакат, и он мгновенно разойдется. А можно полгода делать открытки, потратить на них свои деньги, простоять в десятке пикетов, и это никак не привлечет внимания к политзаключенным", – считает Виктория Ломаско.

Она провела сравнительный анализ работ разных судебных художников:

"Первая выставка "Рисуем суд" проходила в рамках конкурса, объявленного группой поддержки Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, в котором я принимала участие. Для победителей была организована поездка в Нью-Йорк, где нас знакомили с американскими судебными художниками.

Наш опыт и американский очень сильно отличается. Задача судебного художника там – быстро сделать большие цветные реалистические эффектные работы, при этом никак не выражая своего мнения о суде.

Понятно, что в таком проекте, как "Рисуем суд", подобная позиция совершенно невозможна. Наоборот, здесь самое главное – чтобы художник не просто делал академический рисунок, но выражал смысл происходящего, свои мысли по этому поводу. Это рисование – то же самое, что литературный текст, только художник использует визуальные образы.

Вместе с художником Антоном Николаевым мы целый год ходили на суд над выставкой "Запретное искусство". Наши рисунки появлялись в СМИ. Кроме того, они вышли в виде набора открыток, а впоследствии – книги".

Виктория Ломаско также рассказала о других современных художниках, работающих в жанре судебного репортажа, в частности, Павла Шевелева, рисовавшего первый и второй процессы по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Художник и куратор множества творческих проектов Антон Литвин полагает, что необходимо понимать: политзаключенные являются фрагментом общей негативной политической картины современной России.

Он рассказал о таких проектах, как, например, выставка "Процесс", проходившая в 2010 году на территории дизайн-завода FLACON.

В течение полугода "Ежедневный журнал" раз в неделю публиковал комиксы, в которых художник Александр Котляров запечатлевал особенно яркие ситуации, возникавшие в Хамовническом суде на процессе по второму делу Ходорковского и Лебедева. Антон Литвин создал на основе этих комиксов зловещее и странное пространство Процесса, наполнив его огромными фигурами и перекрикивающими друг друга голосами.

Другая акция, в которой Антон Литвин принимал участие, называлась "Белые холсты" и проходила напротив от московского Кремля в мае 2012 года.

Тогда 16 художников выставили свои мольберты и начали рисовать. Но холсты так и остались белыми, поскольку они рисовали на белых холстах белыми красками. Это был вклад в общегражданскую акцию "Белый город".

Касаясь "Болотного дела", Антон Литвин заметил:

"Моя задача как художника и как куратора заключалась в том, что сделать максимально интересные и яркие проекты на эту тему".

Одним из них стала экспозиция в выставочном зале "Фотоцентр" весной 2013 года. Она давала представление о размахе полицейского насилия в отношении участников мирной согласованной демонстрации, сорванной по вине властей.

Гражданский активист Эмиль Терёхин рассказал о своем опыте вовлечения художников в протестное движение, а именно о создании футболок с изображениями узников "Болотного дела". В отличие от обычных "штамповок", которые на основе фотографий сейчас изготавливает любое фотоателье, в данном случае макет для каждого "фигуранта" разрабатывался индивидуально. Принимались во внимание его интересы, род деятельности, и тому подобное.

"Мы вкладывали некие мысли. Лозунг "Узник Вася" – это не работает", – сообщил Эмиль Терёхин.

Также выступили Александр Щербаков и Кирилл Филоненко – активисты группы "Сопротивление" и организаторы фестиваля в поддержку узников совести "Муза непокорных", который в этом году имеет шанс стать всероссийским.

Фестиваль посвящен отражению протестной темы в искусстве и проводится в формате большого творческого вечера, в программу которого входят поэтические чтения, концерт, выставки, показы, документального кино.

Наконец, взглядом на проблему с другой стороны поделился Владимир Акименков – активист "Левого фронта" и амнистированный "узник 6 мая".

"Можно что угодно делать, но большинству людей, пока это не коснется их, пока беда не придет в их дом, на все будет наплевать", – заметил он.

Кроме того, ссылаясь на свой опыт общения в застенках, Владимир Акименков констатировал, что "самые разные люди считают, будто ничего изменить нельзя".

"Это безверие надо искоренять. Докажите, дайте понять людям, что это может коснуться каждого", – призвал он.

Вместе с тем, отвечая на вопрос модератора дискуссии, Александра Бикбова, бывший политзаключенный подтвердил, что кампании поддержки позволяют политическим сидельцам находиться в лучшем положении, чем остальным.

"Люди понимали, что за нас выходят десятки тысяч", – пояснил Владимир Акименков.

На круглом столе также выступили Анна Карпова – журналистка, невеста политзаключенного Алексея Гаскарова; Олег Пшеничный – музыкальный продюсер, организатор акции "Болотное дело в Артефаке", презентации доклада Общественной комиссии по "Болотному делу" в гостинице "Космос", митинга 6 мая 2013 года, концерта "РокУзник", Новогодней почты "Росузника" у памятника М. Ю. Лермонтову, и Ольга Мирясова – социолог и общественный активист.

Фоторепортаж Веры Васильевой


Александр Бикбов

Татьяна Сушенкова

Одежда с портретами политзаключенных,
создаваемая Татьяной Сушенковой

Александр Бидин

Виктория Ломаско

Акция Антона Литвина 'Белые холсты'

Эмиль Терехин

Футболки в поддержку узников 'Болотного дела'

Антон Литвин

Руки политзаключенных - рисунок на кирпиче.
Работа Антона Литвина

Слева направо: Александр Щербаков, Кирилл Филоненко

Владимир Акименков

Анна Карпова

Олег Пшеничный

Ольга Мирясова