Экстрадируют ли беженца, избежавшего выдачи из России?

Генеральная прокуратура Украины приняла решение о выдаче в Узбекистан беженца из этой страны Хурматилло Зокирова, которому на родине предъявлены сфабрикованные по политическим мотивам обвинения в преступлениях на религиозной почве.

 

По сведениям, полученным Институтом прав человека (Москва), Зокиров вместе со своим киевским адвокатом обжаловал в суд решение об экстрадиции, вынесенное 25 января 2013 г., поскольку в случае принудительного возвращения в страну исхода он неминуемо подвергнется пыткам и другим видам запрещенного обращения.

Обстоятельства этого экстрадиционного дела существенно отличаются от многих аналогичных дел о выдаче в Узбекистан беженцев, преследуемых на родине за религиозные убеждения.

Уроженец Андижанской области Хурматилло Зокиров, 1968 г.р., начиная с 2003 г., неоднократно приезжал в Россию на заработки.

В мае 2010 г. в УФМС по Калининградской области он получил разрешение на временное проживание и решил остаться в России – он намеревался впоследствии обратиться за видом на жительство, а затем и за предоставлением российского гражданства.

Однако в октябре того же года Хурматилло был задержан в Калининграде в связи с тем, что в его отсутствие его обвинили на родине в хранении и распространении мусульманской литературы, которую узбекские власти считают экстремистской (ст. 244-1 УК РУз), а на этом основании - и в участии в запрещенной религиозной организации (ст. 244-2 УК РУз).

Защиту Зокирова осуществляла по соглашению с ПЦ «Мемориал» адвокат Екатерина Грибанова, которая помогла своему подзащитному обратиться за статусом беженца, а потом добилась отмены Калининградским областным судом постановления Генпрокуратуры РФ о его выдаче.

Ей удалось также предотвратить попытку передать Зокирова узбекским властям через механизм административного выдворения, предпринятую правоохранительными органами в момент освобождения Хурматилло из СИЗО. В июле 2011 г., после рассмотрения экстрадиционного дела Верховным Судом России, решение об отмене выдачи Зокирова вступило в силу.

Между тем, в Калининграде продолжались аресты с целью последующей экстрадиции граждан Узбекистана, разыскиваемых на родине по аналогичным обвинениям, а в других регионах России – похищения узбеков и таджиков, выдать которых российские власти не могли из-за запретов, наложенных Европейским Судом на их принудительное возвращение в страны исхода.

В этой ситуации Зокиров не мог чувствовать себя в безопасности на территории РФ и в июне 2012 г. решил перебраться в Украину.

Хурматилло задержали сразу же по прилете в киевский аэропорт Борисполь. Мы не можем уверенно утверждать, что информацию о его розыске узбекской стороной передали украинским пограничникам их российские коллеги, которые перед этим вынуждены были беспрепятственно пропустить его через границу РФ, т.к. розыск Зокирова на территории России был уже прекращен – вместе с тем, это представляется вполне реальным.

В итоге, с июня 2012 г. Хурматилло Зокиров содержится под стражей в Киеве, а сейчас снова, теперь уже с помощью украинского адвоката, обжалует решение о своей экстрадиции в Узбекистан.

Следует отметить, что еще несколько лет назад такой оборот событий был маловероятен. После депортации из Крыма в 2006 г. 11 узбеков - искателей убежища, обвиненных на родине в причастности к событиям мая 2005 г. в Андижане, - которая вызвала резкое осуждение международного сообщества и впоследствии была признана незаконной самими же властями Украины, последние в течение ряда лет, как правило, воздерживались от аналогичных нарушений своих международно-правовых обязательств.

Но с 2010 г. положение дел резко изменилось и теперь Киев все чаще игнорирует эти обязательства.

Сегодняшняя ситуация в Украине напоминает ту, что была в России до накопления «критической массы» решений Страсбурга о запрете экстрадиции заявителей в страны, где они могут подвергнуться пыткам.

Эти решения не только обошлись и продолжают обходиться российскому налогоплательщику во многие сотни тысяч евро компенсаций, выплачиваемых заявителям, в отношении которых Суд установил факты нарушений Конвенции, но и вынудили власти РФ несколько скорректировать правоприменительную практику в данной сфере.

Одним из примеров этого стало экстрадиционное дело в отношении Зокирова, выдачу которого из России отменили российские суды. Его же экстрадиционное дело в Украине дает основание полагать, что наш южный сосед решил испробовать те же «грабли».

Судя по недавнему заявлению УВКБ ООН о том, что Украина не является безопасной страной для беженцев и искателей убежища, эксперимент идет, увы, вполне успешно (http://grani.ru/Politics/World/Europe/Ukraine/m.211329.html).

Еще большую обеспокоенность вызывает вторая сторона нынешнего положения дел в обеих странах.

В России, например, чем лучше регулируются законодательно вопросы экстрадиции, тем большей опасности передачи в запрашивающие страны вне каких-либо вообще правовых процедур подвергаются беженцы из Узбекистана и Таджикистана.

А история с похищением Леонида Развозжаева в Киеве и его вывозом в Россию показывает, что Украина не желает ни на шаг отставать в этом незаконном и, мягко говоря, неблагородном соревновании.

Подробнее о деле Зокирова в России можно узнать у его калининградского адвоката Екатерины Грибановой, тел. +7-401-275-79-26.

Елена Рябинина,
руководитель программы
«Право на убежище»
тел. +7-903-197-04-34