Имитация честности

Ян РачинскийЯн Рачинский: Подтасовки на президентских выборах не повлияли решающим образом на итог – из предложенного публике куцего ассортимента кандидатов выбирать было некого; в результате, по оценкам большинства экспертов, Путин действительно набрал больше 50% (хотя и гораздо меньше объявленных 63,6%). В общем, это были получестные полувыборы полупрезидента.


Вместо эпиграфа:

Фальсификации при подсчете и передаче голосов на выборах президента РФ практически невозможны из-за трех- или даже четырехкратного дублирования и проверки информации, сообщил журналистам заместитель председателя ЦИК Леонид Ивлев.

Дело не в том, что в России нет ничего невозможного, а в том, что г-н Ивлев, мягко говоря, лукавит.

Веб-камеры, о которых он говорит, не позволяют контролировать главный этап выборов – подсчет голосов. Именно на этом этапе происходит большинство фальсификаций. Так было на выборах в декабре, так произошло и на этот раз.

Впрочем, на последних выборах масштаб фальсификаций оказался заметно меньше – не столько из-за веб-камер, сколько из-за более организованного контроля со стороны общества.

Итоги этого контроля на конкретных участках еще предстоит подвести – но весьма симптоматично сообщение  под названием «ЦИК опроверг заявления о подтасовках на выборах, размещенные на сайте Лиги избирателей».

«Было проверено 22 сообщения о том, что число голосов в бумажных протоколах, выданных членам комиссии и наблюдателям, расходится с информацией, введенной в ГАС "Выборы". "Мы сравнили данные бумажных протоколов /полученных с участков/ с данными ГАС "Выборы" - они полностью совпадают друг с другом", - заверил Ивлев».

Возможно, журналисты ТАСС не понимают, что «отрицать» и «опровергать» - вещи совершенно разные.

Чтобы опровергнуть, надо по крайней мере добросовестно изложить точку зрения оппонента. Никто в «Лиге избирателей», я думаю, не сомневается, что те бумажные протоколы, которые коллекционируют г-да Чуров, Ивлев и пр., совпадают с данными в ГАС «Выборы».

Проблема в другом – данные в заверенных копиях протоколов, выданных наблюдателям, с официальными данными не совпадают. Почему-то трудности с пониманием существа проблемы возникают только у представителей одной партии и одного кандидата в президенты.

При этом, следуя примеру своего вождя, они всячески уклоняются от любых дебатов, предпочитая сольные выступления. Вопреки собственному обещанию, г-н Чуров не пришел даже на заседание Совета по развитию гражданского общества, прислав в последний момент цидульку о крайней занятости. Бокс по переписке – вот любимый вид спорта Чурова, и здесь он вполне может выбиться в чемпионы.

Они превратили трусость в стратегию. Зачем дебаты, если у них и так никаких проблем с телеэфиром? Если оппозиция не имеет возможности задать вопросы публично – кто узнает, что ЦИКисты ни на один вопрос не дали полноценного ответа?

Поскольку даже в самых вопиющих случаях суды становятся на сторону избиркомов и действующей власти – остается анализировать официальные итоги выборов.

Но и этого достаточно, чтобы обнаружить масштабные фальсификации. Голосование многих десятков миллионов граждан подчиняется законам статистики; поэтому незаметно фальсифицировать результаты гораздо сложнее, чем подделать любой протокол избирательной комиссии. (Конечно, анализ результатов позволяет обнаружить далеко не все нарушения. Например, пресловутые «карусели» и не слишком массированные вбросы во время голосования растворяются в общей массе результатов – и для их выявления работа наблюдателей на выборах чрезвычайно важна. )

Заметим, что ЦИК вовсе не стремится облегчить анализ результатов выборов – единой таблицы по всем избирательным участкам на сайте ЦИКа нет. Спасибо, есть энтузиасты, которые скачивают эти данные и сводят воедино. Анализируемые ниже данные взяты у Алексея Шипилёва  - это то, что было на сайте ЦИКа 6 марта в 4.17 утра, 93 477 участков.

 

Посмотрим на график, показывающий распределение числа голосов за кандидатов в зависимости от явки.

 

Главное внимание после декабрьских выборов комментаторы уделяли «бороде Чурова» (т.е. аномальной правой части графика) и пикам на «круглых» процентах. Сейчас картинка немного изменилась – борода пожиже, а пики пониже, но это все тот же пейзаж. Как и в декабре, картинку несколько задавливает «чеченский пик»; посмотрим на участки с явкой до 995‰ (‰ – промилле, 0,1%):

 

Прежде всего привлекает внимание общий для всех графиков максимум в районе явки 600‰ (кстати, итоговый прогноз Левада-центра  давал явку 60,3%). Видимо, это и была реальная явка на выборах – а стало быть, приписки составили свыше 4,5 млн голосов (не будем уточнять, в чью пользу). Конечно, это вдвое меньше, чем аналогичная оценка на декабрьских выборах. Можно даже сказать, что эти выборы вдвое честнее, чем декабрьские. Но вдвое честнее – отнюдь не то же самое, что честные. Недостаточно украсть вдвое меньше, чтобы считаться честным человеком.

Второе, не менее существенное обстоятельство: пики на «круглых» значениях явки – 850, 900 и 950‰ (85, 90 и 95%). Эти пики бесспорно свидетельствуют о подтасовке данных ПОСЛЕ завершения голосования. Они не могли возникнуть естественным путем, и их невозможно организовать с помощью вброса во время голосования – потому что вплоть до самого закрытия участка может прийти какой-то шальной избиратель и испортить всю красоту. При численности избирателей на участке в 2000 человек достаточно всего двух лишних человек, чтобы явка 85% превратилась в 85,1%.

 

Еще более заметные пики на круглых значениях мы видим на другом графике, где для каждого кандидата просуммированы голоса на участках с одинаковым показанным результатом:

Рациональных объяснений такой «склонности» избирателей (причем только сторонников Путина) к «круглым» процентам быть не может. Напротив, любовь чиновников к круглым цифрам общеизвестна. Не будем их за это упрекать – ведь они, сами того не желая, помогают прояснить картину.

Заметим, что пристрастие к круглым цифрам гораздо чаще проявляется в южных регионах – может быть, это климат влияет? Вот, например, данные по Краснодарскому краю:

Картинка несколько изменилась по сравнению с декабрем, но вовсе не стала лучше – как и в большинстве регионов, впрочем.

Речь не только про Чечню, где комментировать результаты нет ни возможности, ни необходимости.

Но вот, например, Татарстан, где официальные результаты по-прежнему имеют мало общего с реальностью и здравым смыслом:

Усилия наблюдателей не всегда и не везде приводили к успеху. Например, уже в день голосования из Питера приходили сообщения об изгнании наблюдателей и прочих сюжетах, знакомых по декабрю. Надо ли удивляться, что официальные итоги выборов на графике выглядят не слишком изящно?

 

Из чего же произошло «удвоение честности» нынешних выборов?

Отчасти из небольших улучшений во многих регионах – в том же Питере в декабре картина была еще более неприглядна (и без наблюдателей такой и осталась бы).

А отчасти – из необъяснимых изменений в нескольких крупных регионах.

Вот, например, результаты московских выборов в декабре:

А вот мартовские результаты:

Остается лишь повторить за Максимом Пшеничниковым: «Прям даже не знаю, что теперь скажут те, кто утверждал, что первый график - это совершенно нормально из-за неоднородностей столичного мегаполиса».

Но самое поразительное, пожалуй, произошло в Челябинской области.

Вот результаты голосования 4 декабря:

 

И вдруг те же люди, которые почти поголовно голосовали за Единую Россию, вовсе не проявляют сколько-нибудь похожей поддержки «национальному лидеру»:

 

 

Трудно предположить, что за прошедшие между выборами 3 месяца в Челябинскую область завезли другое население.

Не менее трудно убедить любого здравомыслящего человека, что и те, и другие результаты получены в результате честных выборов.

Результаты по Москве и Челябинску – убедительный довод, что по крайней мере одни из этих выборов были нечестными, и должны быть проведены повторно.

Фактически, конечно, сугубо нечестными были и те, и другие – начиная с выдвижения и хода агитации и заканчивая подведением итогов.

Но если говорить только о нарушениях в ходе голосования и подсчета, то есть существенное отличие.

Подтасовки на президентских выборах не повлияли решающим образом на итог – из предложенного публике куцего ассортимента кандидатов выбирать было некого; в результате, по оценкам большинства экспертов, Путин действительно набрал больше 50% (хотя и гораздо меньше объявленных 63,6%). В общем, это были получестные полувыборы полупрезидента.

Совсем другая история с выборами в Думу. Даже при отсутствии в бюллетенях оппозиционных партий (частью получивших отказ в регистрации, частью противозаконно распущенных) «Единая Россия» не смогла получить большинство.

По самым оптимистическим для ЕР расчетам, реально она получила не более 41% голосов. Это означает, что г-н Нарышкин занимает свое место незаконно, как незаконно и остальное распределение должностей в Думе, основанное на фальсифицированном большинстве единороссов.

Это означает, что подтасовки на декабрьских выборах существенно исказили действительную волю избирателей.

Самое разумное, что может сейчас сделать власть, если она не хочет раскачивать лодку, – объявить, что после принятия поправок в законодательство о партиях и о выборах будут проведены досрочные выборы в Госдуму.

 

Об авторе: Ян Рачинский, член правления Международного общества "Мемориал"

 

Источник: Полит.ру