Европейский суд рассмотрел жалобу пострадавших от теракта на Дубровке

20 декабря Европейский суд по правам человека удовлетворил коллективную жалобу пострадавших от теракта 2002 года в театральном центре на Дубровке. Признав, что власти РФ правильно применили силу для освобождения заложников, в том числе и усыпляющий газ, ЕСПЧ пришел к выводу о том, что операция по спасению пострадавших была неадекватной.

Расследование , проводившееся по данному поводу, суд признал неэффективным, пишет Полит.ру со ссылкой на "Коммерсантъ". В СКР заявили, что должностные лица действовали в состоянии "крайней необходимости", поэтому возбуждать против них уголовное дело не стали.

ЕСПЧ вынес решение по жалобе 64 пострадавших. Как считала часть бывших заложников, власти РФ не предприняли "действенных" попыток по ведению переговоров с террористами, во всяком случае, в них не участвовали первые лица государства. Сам штурм театрального центра, считают они, не был должным образом подготовлен, а использование ФСБ газа стало основной причиной смерти большинства из 130 пленников. Произведенная независимыми экспертами из США экспертиза установила, что заложники погибли от передозировки газа и что их смерть не наступила бы, если бы они не подверглись его воздействию.

Более того, как утверждали заложники, использование газа увеличило опасность взрыва бомб, заложенных террористами. От воздействия газа боевики не теряли сознание - многие из них оказали активное сопротивление, отстреливаясь от сотрудников спецслужб, проникших в здание центра. Еще больше нареканий у заявителей вызвала операция по спасению заложников. Их эвакуация из центра была не подготовленной, а хаотичной. Живых и мертвых заложников никто не фильтровал, а медпомощь получили далеко не все пострадавшие. В картах 68 погибших было написано: "Отсутствуют данные об оказании медицинской помощи".

Заявители указали, что действие налоксона - антидота, который применялся в ходе спасательной операции, не приводило к полной дезинтоксикации организма от фентанила - основного компонента газа, использованного спецслужбами. При этом сам антидот является наркотическим веществом, и его передозировка могла быть смертельной.

Само расследование трагедии заявители считали неэффективным, так как не были установлены все виновные в происшедшем. Непосредственные исполнители захвата были убиты, "несмотря на то что они были основным источником информации по делу".

Коллегия ЕСПЧ, состоявшая из семи судей, в том числе представителя России Анатолия Ковлера, единогласно признала, что во время событий на Дубровке существовала реальная угроза массовой гибели людей и что у властей РФ были все основания прервать переговоры с террористами и начать штурм. Суд решил, что оправданно было и применение газа.

Однако, отметил ЕСПЧ, спасательная операция после штурма была недостаточно подготовлена, в частности, из-за плохой координации действий различных служб, запоздалой эвакуации пострадавших, нехватки медицинского оборудования и "неадекватной логистики". В этой части, решил суд, Россия нарушила свои обязательства, взятые при подписании Конвенции о правах человека. Расследование в отношении планирования и проведения спасательной операции было явно неполным, установил ЕСПЧ. Как отметил суд, ФСБ скрыла состав использованного газа даже от следственных органов. В свою очередь следственная группа, установил ЕСПЧ, не предприняла никаких попыток допросить всех сотрудников оперативного штаба, офицеров ФСБ и спецназовцев, что не позволяет сделать объективные выводы о происшедшем.

ЕСПЧ выразил недоумение по поводу того, что были уничтожены все рабочие документы оперативного штаба (об этом говорилось в возражениях правительства РФ). По мнению суда, эти бумаги могли быть важным источником информации о планировании и проведении спасательной операции. При этом правительство не объяснило, когда, по чьему указанию и на каких правовых основаниях были уничтожены бумаги. "Даже если предположить, что некоторые из этих документов могли содержать секретную информацию, уничтожение всех документов без разбора, включая те, которые содержали информацию об общей подготовке, распределении ролей среди членов оперативного штаба, логистике, методах координации различных служб, неоправданно",- отметил ЕСПЧ.

Истцы требовали от €120 тыс. до €840 тыс. компенсации морального ущерба. Однако суд постановил выплатить им гораздо меньше - от €8,8 тыс. до €66 тыс. Тем не менее общая сумма присужденных компенсаций составила €1,3 млн.

Адвокат Игорь Трунов, представляющий интересы части потерпевших от теракта, сказал "Коммерсанту", что решение ЕСПЧ "дает нам право подавать новые иски о компенсации морального вреда к правительству Москвы". Защитник напомнил, что в российских судах было проиграно 83 гражданских дела, в которых заявители требовали возмещения морального ущерба.

Официальный представитель РФ в ЕСПЧ, замминистра юстиции Георгий Матюшкин заявил, что Россия может обжаловать вчерашнее решение в Большой палате Страсбургского суда. Вопрос об этом будет принят после того, как в Минюсте изучат решение суда.

В свою очередь официальный представитель СКР Владимир Маркин заявил, что расследование уголовного дела о захвате заложников на Дубровке проводилось "на должном профессиональном уровне". Сейчас расследование приостановлено, так как правоохранительные органы ищут двух пособников террористов. "В 2003 году было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц, осуществлявших освобождение заложников, так как признано, что они действовали в состоянии крайней необходимости",- отметил он.