Семинар о смертной казни и пожизненном заключении. Репортаж HRO.org (+ ФОТО)

28 октября 2011 года объединение Penal Reform International, ставящее своей целью содействие реформе исполнения наказания, провело в Москве тренинг для журналистов на тему: "Смертная казнь и пожизненное заключение: международные стандарты, российское законодательство и практика". Мероприятие проходило в форме мини-лекций, которые читали специалисты-юристы, и практических упражнений.

В качестве экспертов выступили:
- директор организации Amnesty International-Россия ("Международная Амнистия") Сергей Никитин;
- кандидат юридических наук, доцент, член Совета по пенологическому сотрудничеству Совета Европы, член Комитета против пыток Совета Европы Наталия Хуторская;
- доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ Вячеслав Селиверстов;
- руководитель программ Penal Reform International в РФ Алла Покрас.

Слушателями лекций и участниками практических занятий стали журналисты из Москвы, Санкт-Петербурга, Ленинградской области, Челябинска, Абакана, Барнаула и Белгородской области.

В центре дискуссии оказались такие вопросы, как международное и отечественное законодательство о смертной казни и практика в этой сфере разных стран мира, пожизненное заключение в России и стандарты в области прав человека. Кроме того, был составлен "портрет" осужденных к пожизненному сроку лишения свободы в РФ - на основе результатов специальной переписи, проводившейся в 2009 году под руководством Вячеслава Селиверстова.

 

 

Прежде всего Алла Покрас попросила собравшихся журналистов назвать ассоциации, которые у них вызывает понятие "смертная казнь". Аудитория оказалась почти единодушной: "несправедливость", "необратимость", "тупик", "страх", "ошибка".

Активных сторонников смертной казни в зале не нашлось, хотя кто-то не исключил возможности дискуссии на эту тему. Некоторые высказывали мнение, что смертная казнь недопустима не только потому, что в случае судебной ошибки или умышленного преступления против правосудия содеянное невозможно исправить, но и сама по себе, будучи по сути узаконенным убийством.

Выступившая вслед за этим с мини-лекцией Наталия Хуторская остановилась на международных стандартах, регламентирующих смертную казнь.

Глобальный документ, регулирующий данные вопросы - это Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций (ООН) 10 декабря 1948 года.

Региональным документом является Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод.

Оба этих документа декларируют право на жизнь, но Всеобщая декларация прав человека имеет рекомендательный, а не обязывающий характер. Тем не менее во второй половине XX века в мире наметилась тенденция к сокращению применения и полной отмене смертной казни.

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод обязательна к исполнению для всех стран-членов Совета Европы и запрещает смертную казнь.

В частности, протокол № 6 к Конвенции гласит: "Смертная казнь отменяется. Никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен".

Согласно этой норме, государство может предусмотреть в своем законодательстве смертную казнь только в военное время и должно сообщить Генеральному секретарю Совета Европы соответствующие положения своего законодательства.

В свою очередь протокол № 13 окончательно отменяет смертную казнь и не допускает никаких отступлений от этого положения.

Россия данные протоколы подписала, но не ратифицировала.

Взявший слово после Наталии Хуторской Вячеслав Селиверстов подробнее осветил отечественное законодательство в этой области и практику его применения. Как он напомнил, 16 мая 1996 года Президент РФ Борис Ельциным издал указ "О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы". Приговоры к смертной казни перестали применяться.

Сергей Никитин, от имени своей организации, выступил с резкой критикой смертной казни. По его данным, лидером по числу таких приговоров является Китай. Из стран СНГ смертная казнь применяется, в частности, в Беларуси.

Вторая половина дня целиком была посвящена обсуждению вопросов, касающихся пожизненного заключения. Участников семинара снова попросили назвать свои ассоциации, связанные с этой мерой наказания. Среди них оказались: "исключение из общества", безнадежность", "деградация личности", "ужас" и другие ассоциации.

Наталия Хуторская, выслушав мнения журналистов, констатировала: эти характеристики говорят о сути пожизненного заключения в России.

Между тем, как сообщила эксперт, в Европе в это понятие вкладывается совершенно иной смысл. Там оно означает вовсе не то, что человек непременно останется за решеткой до конца своей жизни, а то, что статус заключенного за ним сохраняется пожизненно.

Сразу после вступления приговора в силу осужденный попадает в специальный центр, где подробно изучается его личность, особенности, предыдущая жизнь до и после преступления. Затем каждому индивидуально разрабатывается программа отбывания наказания, режим.

В зависимости от этих и других факторов по прошествии определенного числа лет заключенный получает (либо не получает) право покидать пенитенциарное учреждение на некоторое время или вовсе жить на воле.

При этом весьма важным европейцы считают участие заключенного в жизни общества.

Отвечая на вопрос корреспондента HRO.org о бродящей в умах некоторых российских чиновников идее лишить пожизненных осужденных возможности помилования, свиданий и переписки, Наталия Хуторская назвала ее "путем в никуда".

"У нас это люди, для которых жизнь кончилась. Согласно международным стандартам, ни один человек не должен быть списан в утиль", - подчеркнула юрист.

Эта разница в подходах, по мнению Вячеслава Селиверстова, возможно, обусловлена тем, что изначально в России пожизненное заключение рассматривалось как альтернатива смертной казни. Никто не задумывался об интеграции такого заключенного в общество. И хотя теперь смертная казнь стала отдельным видом наказания, прежние традиции обращения с такими осужденными во многом сохранились.

Вячеслав Селиверстов также рассказал о том, кто такие, по данным проведенной им переписи, российские пожизненники. Юрист разделил их на три категории: во-первых - это "особо опасные рецидивисты с минимумом интеллекта", во-вторых - "внешне благопристойные, интеллектуально развитые люди, но в действительности маньяки", в-третьих - "профессиональные киллеры, хитрые и умные".

Необходимо уточнить, что Вячеслав Селиверстов представил общий портрет наиболее типичных представителей преступного мира, не касаясь темы осужденных по сфабрикованным уголовным делам.