Правозащитник: обязательное наркотестирование молодежи показало мизерную эффективность

Игорь ШолоховРуководитель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов прокомментировал на примере Татарстана инициативу президента России о введении повальной проверки школьников и студентов на предмет употребления наркотиков.

На состоявшемся в Иркутске заседании президиума Госсовета президент России Дмитрий Медведев фактически одобрил обязательное наркотестирование молодежи в образовательных учреждениях.

"Практика тестирования учащихся школ в регионах уже апробирована. Это непростая тема, далеко не все родители положительно восприняли такое тестирование их детей, - отмечает президент. - Конечно, большинство возражений связано с этическими требованиями, с необходимостью соблюдать право на частную жизнь. Но, как мне представляется, помимо, может быть, этих высоких соображений, которые, конечно, нужно принимать во внимание, есть и другие моменты… В любом случае по этой проблеме пора принимать решение. И решение это не может быть калужским, рязанским, не может быть иркутским: оно должно быть принято на уровне федерального законодательства".

По словам Медведева, "меня в принципе устроит любой вариант осуществления этой деятельности".

"Практически сплошное тестирование - ситуация, когда не тестироваться становится неудобным, делается ли это обязательным образом (а здесь есть некоторые проблемы, о которых действительно говорил Министр юстиции) или это делается добровольным порядком. Вопрос в том, что в моральном плане это вызывает абсолютно одно и то же отношение", - считает глава государства.

Министр здравоохранения и социального развития РФ Татьяна Голикова сообщила, что возглавляемое ею ведомство совместно с министерством образования и науки подготовило проект приказа о двухэтапном тестировании школьников на употребление наркотиков, начиная с 13 лет.

"Речь идет о постановлении правительства, наделяющего нас полномочиями издать такой акт и, соответственно, приказ, который будет подлежать регистрации в Минюсте о двухэтапной системе тестирования - социологического и тестирования потом группы риска, но на добровольной основе",- пояснила Голикова.

В свою очередь, министр юстиции России Александр Коновалов заметил, что принудительное тестирование школьников на наркотики серьезно противоречит действующему законодательству, и предупредил, что введение такого рода мер вызовет волну протестов среди населения.

"Сейчас нет большого вала протестов и отказов от тестирования, во-первых, потому что они проводятся добровольно, во-вторых, нет негативных последствий выявления наркозависимости, - объяснил свою позицию глава Минюста. - Как только начнется ограничение в правах - отчисление из вузов, невозможность поступить в вузы, ограничения при приеме на работу, возникнет волна протестов. Надо будет менять законодательство. Если его надо будем менять, то надо принимать решения о последствиях и как надо будет реагировать на выявленные заболевания".

При этом у Коновалова нет уверенности, что суды будут на стороне заинтересованных ведомств.

В заключение Дмитрий Медведев предложил внести изменения в законодательство и включить в трудовой договор пункт о проверке потенциального работника на предмет употребления наркотиков.

Инициативы президента России прокомментировал член Общественного совета при УФСКН РФ по Татарстану, руководитель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов:

"Практика повального наркотестирования школьников и студентов на примере Татарстана показала свою мизерную эффективность. По данным регионального Госнаркоконтроля, в минувшем году из 109 тысяч "протестированных" выявили 20 наркопотребителей (8 школьников и 12 студентов). А деньги на имитацию антинаркотической работы ушли немалые. В феврале этого года руководство республики наконец пришло к выводу, что "сплошную форму тестирования надо отменить и искать другие формы".

Однако на федеральном уровне инициатива повсеместного наркостестирования школьников и студентов приобретает все больший размах. При этом никто, по-видимому, не задумывается о последствиях. Тестирование не может выявить наркозавимость у молодого человека, а только определить, употреблял ли тот наркотики за короткий период времени до прохождения проверки. Причем стоимость тестов напрямую влияет на ассортимент наркотических средств, которые возможно обнаружить во время процедуры.

А что делать с людьми, которые по состоянию здоровья вынуждены принимать лекарства с кодеином? Они-то как раз, не употребляющие наркотики и добровольно решившие "провериться", первыми и попадутся. Учитывая, что конфиденциальность информации в нашей стране - понятие зачастую условное, то уже на следующий день результаты наркотестирования могут стать достоянием всего класса или группы (на факультете), и парень или девушка станет изгоем.

В 2008 году мы помогли студенту-отличнику одного из казанских университетов Михаилу Киндеру отстоять свое право на личную жизнь, закрепленное в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Не употреблявшему наркотики парню грозил недопуск к экзаменам только потому, что он осмелился отказаться. Только после обращения Киндера в суд руководство университета признало, что наркотестирование - дело сугубо добровольное, а не обязательное.

К тому же до сих пор законодательно не решен вопрос, что делать с наркозависимым в случае его отказа от лечения. Накануне на заседании Госсовета прозвучало предложение - либо принудительное лечение, либо тюрьма. Но при отсутствии добровольности добиться положительного итога, то есть отказа от употребления наркотиков либо полного излечения наркозависимого, невозможно, отмечают эксперты.

Что же касается внесения в трудовой договор пункта о прохождении наркотестирования как обязательного условия при приеме на работу, то давайте посмотрим, как в настоящее время предприимчивый человек может получить медицинскую справку для ГИБДД в больнице - порой просто без обследования, за деньги тебе напишут любой диагноз. Словом, это станет благодатной почвой для коррупции в стенах медицинских учреждений.

И в заключение - если мы все-таки считаем, что живем в демократическом обществе, то и опираться необходимо на принципы демократического общества и общепринятые нормы прав человека. Тотальная проверка всех и вся характерна совсем для другого режима".