Бунт отчаяния. Необходима общественная комиссия из Москвы для исследования причин пожара в колонии N 10

Директор Забайкальского правозащитного центра Виталий Черкасов сомневается в объективности прокуроров и следователей, которым поручено выявить причины бунта осужденных краснокаменской колонии № 10. "Необходима комиссия из числа членов Общественной палаты и известных правозащитников, входящих в Совет при Президенте страны", - предлагает забайкальский правозащитник.

- Мой семилетний опыт общественного контроля над деятельностью органов следствия и прокуратуры показывает, что эти ребята не любят соблюдать требования закона - выявлять причины и обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, - считает Виталий Черкасов.

Правозащитник уверен, что в возбужденном вчера уголовном деле по факту поджога в ИК-10 следствие пойдет по легкому пути. Будут выявлены и привлечены к уголовной ответственности только зачинщики беспорядков из числа осужденных. Останется неисследованной роль руководства УФСИН по Забайкальскому краю, на котором, по мнению правозащитника, лежит львиная доля ответственности за ЧП в колонии.

По мнению Черкасова, насаждение новым начальником УФСИН Владимиром Никитеевым своих порядков в колониях края - с помощью чрезмерной силы, произвола и унижений - не могло не спровоцировать ответную реакцию осужденных.

Необходимо, по мнению правозащитника, дать объективную оценку и бездействию надзорного органа - прокуратуры края, которая должна нести и свою меру ответственности за события в ИК-10. По словам Черкасова, прокуратура края регулярно получала информацию о накалившейся обстановке в забайкальских колониях. Но откровенно бездействовала или поощряла акции устрашения над осужденными.

К примеру, прокуратура не дала правовой оценки "тактическим учениям" в колонии № 5, когда ранним утром 27 января раздетых осужденных с помощью дубинок, пинков и оскорблений выгнали на мороз, а в спальном помещении устроили погром, после которого пропали многие личные вещи заключенных. После "учений" по требованию правозащитников в ИК-5 прибыл старший помощник прокурора края Сергей Сверкунов, надзирающий за законностью исполнений уголовного наказания. Как сообщили осужденные, в ходе телесного осмотра Сверкунов убеждал избитых: дескать, разве это синяки и ссадины, стоит из-за них поднимать шум? И не изъял записи с камер видеонаблюдения, позволив руководству колонии уничтожить бесценные улики.

Через месяц ряд читинских адвокатов подали в прокуратуру жалобу, что им не дают свидания с осужденными, избитыми в ходе ввода тюремного спецназа уже в ИК-3. И получили издевательский ответ заместителя прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Алексея Федорова: отказ законен, так как нет заявлений осужденных о предоставлении таких свиданий, что "является обязательным условием". Этот ответ идет в разрез с решением Верховного Суда РФ, который еще в 2007 году разъяснил, что свидание осужденного с адвокатом может быть и по инициативе последнего.

- В этой ситуации наш центр намерен обратиться в Общественную палату и Совет при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека. Необходима независимая комиссия - для выяснения всех причин чрезвычайных событий как в ИК-10, так и в других колониях нашего края, - считает Виталий Черкасов.

Справка:

По версии Забайкальского правозащитного центра, массовый поджог в ночь на 17 апреля в колонии № 10 - это шаг отчаяния большинства осужденных, не имеющих других способов обратить внимание общественности и надзорных органов на свое бедственное положение. Последний месяц в правозащитный цент поступали сведения о том, что осужденные ИК-10 режут себе вены и объявляют голодовку. Объяснялось это следствием произвола персона учреждения. Якобы в колонии есть отряд, где руками лояльных "зеков" унижали тех непокорных, кто отказывался сотрудничать с администрацией. Попасть в этот отряд опасались многие, так как выйти оттуда они могли уже в статусе изгоя.

Проверить эту информацию официальным путем правозащитники не могли, так как УФСИН - самая закрытая и непрозрачная структура в крае. От любых контактов с общественностью его руководство отказалось в 2005 году - когда из Москвы в ИК-10 этапировали осужденного Михаила Ходорковского. Однако информация о массовых нарушениях прав осужденных из колоний в тот период не поступала.

Ситуация изменилась в апреле 2010 года, когда кресло начальника краевого УФСИН занял Владимир Никитеев, до этого возглавлявший пост первого зама начальника ГУФСИН по Иркутской области. Из колоний стали просачиваться сведения о бесчинствах персонала и тюремного спецназа. Эта информация поступала, в том числе, и из ИК-10. Но подтвердить её либо опровергнуть из-за полной закрытости тюремной структуры правозащитникам не удавалось.

Однако в январе 2011 года руководство УФСИН выпустило ситуацию из-под контроля. Из исправительных колоний № 3 и № 5, расположенных в Чите, в массовом порядке стали поступать жалобы осужденных на изощренные пытки и издевательства. Перекрыть канал утечки информации персоналу не удалось, и она имела эффект разорвавшейся бомбы. О произволе стало известно общественности и СМИ. Матери осужденных осадили колонии, вышли в центре Читы на митинг. Забайкальский правозащитный центр по горячим следам собрал доказательства бесчинств сотрудников пенитенциарных учреждений.

- Но прокуратура и следственное управление на наш сигнал отреагировали несерьезно. Прокуратура в тот же день, не дожидаясь окончания 10-дневной проверки, распространила в СМИ пресс-релиз, что информация о пытках в колониях не подтвердилась. А следственное управление поручила проверку молодым следователям, которые вместо сбора доказательств просто не мешали сотрудникам колоний скрывать очевидные улики своего произвола, - говорит Виталий Черкасов.

По мнению правозащитника, если бы в январе надзорные и следственные органы объективно и принципиально отреагировали на массовые нарушения прав осужденных ИК-3 и ИК-5 гор.Читы, это обстоятельство положительно повлияло бы и на соблюдение законности в других колониях Забайкальского края. В том числе и в краснокаменской ИК-10.