Статьи правозащитников

Василий Ханевич, ТомскВасилий Ханевич, Томск: "Как это ни странно, Сталин до сих пор "положительно популярен", причем не только среди пожилых людей. До сих пор не произошло в массовом сознании нашего народа осознания масштаба катастрофы, произошедшей со страной и обществом после октябрьских событий 1917 года и партийно-чекистских дел 20-30-х годов..."

 

армияВ Москве состоялось координационное совещание руководителей правоохранительных органов по борьбе с преступностью в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и органах, организованное Главной военной прокуратурой. Сохранение призыва – это тупик, никакими мерами улучшить ситуацию не удастся, единственный путь кардинального изменения ситуации – скорейший переход на контрактный способ комплектования армии и других войск.

 

ИнквизицияВ последнее время, на фоне процессов по делам Галилея и Джордано Бруно, общество оказалось втянуто в кампанию по дискредитации судебной системы. Широкая дискуссия об обеспечении независимости судов Святой инквизиции превратилась усилиями некоторых общественных активистов в манипулирование общественным мнением и беспрецедентное давление на правосудие.

 

Сергей Кривенко. Фото 'Новой газеты'Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член правления Международного общества "Мемориал", директор правозащитной группы "Гражданин. Армия. Право" Сергей Кривенко о выступлении Дмитрия Медведева, посвященном отмене крепостного права.

 

Наталья ТаубинаНаталья Таубина, Фонд "Общественный вердикт": Со школьной скамьи я люблю математику, в дипломе о высшем образовании у меня записано: специальность – прикладная математика. К цифрам я отношусь с большим уважением и когда вижу, что с точностью или с логикой какие-то проблемы, это меня раздражает. Первого марта начал действовать закон о полиции, а также были подписаны и опубликованы 7 указов президента, определяющие новую структуру МВД, функции полиции и МВД, численность сотрудников, порядок их переаттестации. На информационных лентах появились сообщения, что к 1 января 2012 "предельная численность сотрудников органов внутренних дел установлена в 1 106 472 человека, что на 170 тыс. меньше, чем сейчас".

 

Лев Левинсон, правозащитник: Московские чиновники организуют вроде как добровольное тестирование школьников на наркотики. Доводов против тестирования множество. Казалось бы, все сказано, но каждый раз наталкиваешься на еще одни, чужие и свои, мысли по этому поводу.

Сергей Смирнов, портал HRO.org: Тема защиты персональных данных - одна из составляющих "приватности", права на неприкосновенность частной жизни. Фундаментального права, которое в нашей стране неизменно отодвигают на задний план: всегда находятся "более значимые права". Между тем, неуважение к частной жизни лежит в основе многих правонарушений и злоупотреблений - таких, как незаконное вторжение в жилище или необоснованное задержание человека. Уважение к частной жизни является элементом правовой культуры.

 

Опыт "Суверенной демократии" по воспитанию правового нигилизма детей и молодежи и жесткой расправы за критику этого опыта

Юлия БашиноваЮлия Башинова, судебный репортаж: 21 февраля 2010 года началось рассмотрение по существу уголовного дела об убийстве Анастасии Бабуровой и Станислава Маркелова. Присяжные начали знакомиться с делом: прокурор рассказал им, что Никита Тихонов и Евгения Хасис обвиняются в убийстве в составе группы по мотивам идеологической ненависти и вражды, а также о том, что Тихонов обвиняется еще в незаконном хранении и торговле оружием и подделке документов. По месту его жительства изъято большое количество оружия и боеприпасов, в том числе "браунинг", из которого были убиты 19 января 2009 года Настя и Стас. При задержании у Тихонова при себе был поддельный паспорт на имя Тарасова Андрея Николаевича.

 

Борис Альтшулер, "Право ребенка": Нормальные люди раньше думают о детях, а потом уж о себе. Но у нас ведь многое аномально. Потому страна и вымирает.

Ряд вооруженных формирований, формально входящих в структуру МВД Чеченской Республики, де-факто не подчиняются российским законам и неподотчетны федеральным контролирующим органам. Такой вывод содержится в аналитической записке Межрегионального Комитета против пыток, разосланной сегодня представителям законодательной, исполнительной и судебной власти Российской Федерации.

Елена РябининаВ последние годы правозащитникам, оказывающим правовую помощь беженцам из государств Центральной Азии, приходится все чаще заниматься защитой своих заявителей от выдачи в страны исхода. Большинство политически мотивированных экстрадиционных запросов по-прежнему приходит в Россию из Узбекистана. Естественно, в таких случаях весьма актуален вопрос: кого мы защищаем - преступников или жертв политических репрессий на религиозной почве? И если считаем своих подопечных жертвами, то почему?

Татьяна ЛокшинаТатьяна Локшина: Когда твоего приятеля убивают выстрелом в голову - это чудовищно. Когда ему всего 35 лет, у него двое мелких детей, он яркий, веселый, бурлит планами и амбициями, такую смерть почти невозможно понять и принять...

 

Наталья ТаубинаНаталья Таубина: Со Станиславом Маркеловым мы познакомились в 2004 году. Так сложилось, что в производстве Фонда "Общественный вердикт" в том году оказалось сразу несколько резонансных и общественно-значимых дел, адвокатом по которым выступал Станислав.

 

Вячеслав ФерапошкинВячеслав Ферапошкин: Стас и Настя в своей короткой жизни успели сделать много доброго и нужного для разных людей. Расскажу об одном из таких, малоизвестных, дел.

 

 

Осенний призыв 2010 отмечен массовыми грубейшими нарушениями законодательства (нарушениями правил работы призывных комиссий, облавами, в результате которых призывались даже граждане других государств, подлогами, фальсификациями данных о состоянии здоровья призывников). К самым драматическим последствиям привёл массовый призыв граждан с тяжёлыми заболеваниями, осуществлявшийся ради выполнения плана призыва, не соответствующего реальным потребностям армии и возможностям страны.

Российские правозащитники о годе уходящем: что было положительного, что огорчило, кого хотелось бы назвать "персоной года".

Российские правозащитники о годе уходящем: что было положительного, что огорчило, кого хотелось бы назвать "персоной года".

 

Галина КожевниковаГалина Кожевникова, Центр "Сова":"Представить фашистами людей, демонстрирующих перечеркнутую свастику, и не усматривать расизма в улюлюканье и баннерах с бананами в отношении темнокожих игроков - это, видимо, диагноз "

Александр ЧеркасовСотрудник Правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов, неоднократно бывавший в Чечне, работавший в селе Новые Атаги, считает, что заявления бежавшего на Запад майора ФСБ Алексея Потемкина об убийстве сотрудников Международного Красного Крести спецгруппой ФСБ – имеют мало общего с реальностью. "Но в Чечне есть люди, которые могут рассказать правду о тех событиях", - утверждает правозащитник.

 

Страницы