Статьи правозащитников

Светлана Алексеевна Ганнушкина Председатель Комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина о Центре содержания иностранных граждан в Москве.

Александр ПодрабинекАлександр Подрабинек: "Как распродаются персональные данные россиян налоговыми инспекциями, ГИБДД, паспортными столами и другими госучреждениями..."

 

Роберт Латыпов: "Как-то поутихли страсти вокруг "иностранных агентов", якобы найденных пермской краевой прокуратурой. Решения мировых судей по административным делам против Пермской гражданской палаты, Центра "ГРАНИ" и Пермского регионального правозащитного центра, состоявших в конце июля, были не в пользу любителей шпиономании..."

 

Герфтер Валентин МихайловичВалентин Гефтер: Власть сегодня не просто приватизировала право и его применение, но даже робкие попытки повлиять на их содержание считает враждебными, от кого бы они ни исходили...

 

Тимур Акиев, Светлана Ганнушкина: 1 июля несколько женщин МКП "Промжилбаза" начали голодовку, требуя от руководства Ингушетии решить их жилищную проблему. 6 июля глава Республики предложил создать общественный совет или комиссию для изучения положения каждой семьи. 8 июля сотрудники Правозащитного центра "Мемориал" отправились на "Промжилбазу" посмотреть на работу комиссии.

Татьяна КосиноваТатьяна Косинова: 9 июля и 10 июля 2013 городу и миру были явлены отчеты генерального прокурора РФ Юрия Чайки о внеплановых и "массовых" проверках НКО, начатых его ведомством четыре месяца назад – в феврале 2013.

 

Лев ЛевинсонЛев Левинсон: Органов много, все они большие и важные, и между ними идет безудержная гонка полномочий. Каждый набирает себе побольше разных "требовать", "предупреждать", "приостанавливать", "удалять", "не допускать", "запрещать", сжирать...

 

Светлана Ганнушкина, Тимур Акиев: Несколько женщин в Керабулаке, в месте компактного поселения "Промжилбаза" начали голодовку, требуя от руководства Ингушетии решить их жилищную проблему. Только после этого они готовы покинуть помещения, в которых живут уже много лет.

Александр Черкасов, председатель Совета Правозащитного Центра "Мемориал": В России есть много способов обойти закон. Говорят, что закон не столб, перепрыгнуть нельзя, а обойти можно. Но для правозащитных некоммерческих организаций рассуждать в подобном ключе, на мой взгляд, не совсем уместно.

 

Елена Рябинина: В Челябинском областном вот уж который месяц судят пятерых ребят, обвиняемых, ни много, ни мало, в подготовке насильственного захвата власти. Как готовили? Элементарно, Ватсон: с помощью разговоров о смысле жизни и поисков оного в идеологии запрещенной в наших пенатах организации "Хизб ут-Тахрир".

Председатель Комитета 'Гражданское  содействие' Светлана ГаннушкинаСветлана Ганнушкина: "… В письме речь шла о том, что инвалидам Великой Отечественной войны, живущим в Латвии и окончившим свой боевой путь солдатами, пенсии по инвалидности не выплачивают ни Россия, ни Латвия. Поначалу эта проблема показалась мне несложной. Я подумала, что просто произошла ошибка: не учли солдат в каком-то приказе, надо это поправить".

Анна Пастухова, Екатеринбургское общество «Мемориал»: Не верится, что так случилось. Мы привыкли, что он здесь, рядом, буквально – через дорогу от нашего офиса. Это в нашей переменчивой жизни воспринималось константой, дающей ощущение устойчивости.

 

Григорий Охотин. Фото КоммерсантГригорий Охотин, проект "ОВД-Инфо", Москва: "К моему удивлению, огромное количество здравомыслящих людей не понимают сути кампании по "выявлению иностранных агентов". Наиболее распространенный вопрос от друзей и коллег: "А почему бы собственно и не зарегистрироваться как "иностранный агент"?

 

Андрей Юров: Наблюдая за прокурорскими проверками некоммерческих организаций, гражданское общество столкнулось с интересной позицией: "прокуратура имеет право проверять всех, по всем поводам и без всяких ограничений, а ее могут одернуть только вышестоящие власти". И, кажется, не только прокурорские работники, но и чиновники самых разных уровней уверены, что это правильно.

Заявление Правозащитного Совета: Мы требуем от властей выполнения рекомендаций, содержащихся в резолюции Совета по правам человека ООН от 21 марта 2013 года "Защита правозащитников" и прекращения дискриминации российских неправительственных организаций и давления на них.

Ольга ГнездиловаОльга Гнездилова, адвокат: почему эти новые нормы законов сами по себе являются вмешательством в свободу ассоциаций, противоречащим Конституции и международным документам, признанным Россией.

 

Светлана ГаннушкинаСветлана Ганнушкина: У нас в "Гражданском содействии" была прокуратура с привлечением сотрудников налоговой службы, Минюста и ФМС. И МВД. Пришли к нам всего шесть человек: из прокуратуры трое, по одному из Минюста и налоговой службы – и еще представитель московского УФМС, который почему-то вместо Олимпийского проспекта поехал в Олимпийскую деревню, поэтому сильно опоздал.

Нателла Болтянская: Интересно, способно ли общество противопоставить этим технологиям хоть что-нибудь?

Amnesty International отказано в проведении пикета у Белорусского посольства.  В течение нескольких лет правозащитники без проблем согласовывали пикеты напротив Белорусского посольства в Москве. В 2013 году, как и в ответах на предыдущие аналогичные уведомления, заместитель префекта ссылался на два закона: федеральный и московский. Но в отличие от прошлых лет,  те же самые законы, по мнению префекта, уже указывали на непригодность запрашиваемого места для проведения пикета.  

Светлана ГаннушкинаСветлана Ганнушкина: Почему чеченцы уезжают из России написано и сказано немало: сначала ковровые бомбардировки, зачистки, бессудные убийства, пытки гнали людей из Чечни. Сейчас они уезжают от тоталитарного режима и всепоглощающего страха, от похищений и пыток, от насилия над женщинами, убийств чести, от заговора молчания. Однако на этот раз мы  говорили о том, как они жили в Австрии и каким образом были принуждены ее покинуть.

Страницы